| Источник

Авторитетный в мировом научном сообществе журнал Nature опубликовал вторую с начала XXI века сенсационную работу об открытии в сфере антропологии, сделанном в границах России. Пять лет назад «потряс основы» генетический анализ фрагментов «денисовца» — нового, как оказалось, вида человека: фаланга пальца девочки, необычайно крупный коренной зуб десятки тысяч лет покоились в Денисовой пещере на Алтае. Теперь выяснилось, что севернее, на 58-ю широту, 45 тысяч лет назад заходили (вполне может статься, и круглогодично жили здесь) представители кроманьонцев — ранних представителей современного человека. Прежде ведущие антропологи не допускали даже мысли о существовании в то время человека в обозначенной зоне Сибири.

Родственник, ты чей?

 

Древний сибиряк поразил ученых мира.  Фото: depositphotos.com

Древний сибиряк поразил ученых мира. Фото: depositphotos.com

Плоды комплексного изучения кости «усть-ишимца» (такое прозвище получил невысокий мужчина, который охотился и рыбачил на территории нынешнего Усть-Ишимского района — на стыке Омской и Тюменской областей) привели в восторг многих ученых планеты. Их приятно удивило, что в столь древней косточке кроманьонца отлично сохранилась ДНК. Видимо, холод сберег. Расшифровка генома позволила уточнить период скрещивания человека современного с вымирающим неандертальцем, генетическая доля которого в среднестатистическом жителе Евразии составляет сегодня около двух процентов. Так вот, «согрешили» предки около 50-60 тысяч лет назад. В связь же с «денисовцами» наш «сибиряк» не вступал.

Он определенно родственник евразийцев. Только, скажем, для французов, он очень дальний, а для китайских народностей han и dai — достаточно близкий. То есть ближе к азиатам. Вообще-то «усть-ишимец» — обособленная ветвь расселявшегося за пределами Африки Гомо Сапиенса. Судя по имеющимся данным, прямого потомства не оставил. «Усть-ишимец» дал дополнительный повод для дискуссий о способностях «человека незащищенного» к выживанию в суровом климате и путях миграции на пространствах континента. Профессор из США Сара Тишкоф образно назвала усть-ишимскую находку машиной времени, позволяющую как никогда ранее глубоко заглянуть в геном кроманьонцев.

У статьи в Nature — 28 авторов. В интернациональном коллективе — шестеро россиян. Они из Тюмени, Новосибирска, Омска, Екатеринбурга. Такое множество имен неудивительно — работа потребовала концентрации усилий целого ряда исследовательских лабораторий. Так, анализ ДНК провела группа профессора Сванте Паабо Института эволюционной антропологии в Лейпциге. Корреспонденту «РГ» любопытные подробности рассказали младший научный сотрудник Института проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН Сергей Слепченко и директор учреждения, завлабораторией антропологии и этнографии Анатолий Багашев. Кстати, та заветная косточка заперта в одном из сейфов института.

Анатолий Багашев с главной антропологической ценностью тюменского института – фрагментом бедра

Анатолий Багашев с главной антропологической ценностью тюменского института – фрагментом бедра

От бедра — к открытию

К сенсационному открытию в мировой антропологии привело счастливое сочетание случайностей. Омский косторез Николай Перестов периодически отправляется на поиски поделочного сырья — останков мамонта, бизона. В 2008 году на окраине поселка Усть-Ишим, бродя вдоль берега Иртыша, Перестов подобрал «на всякий случай» 35-сантиметровую трубчатую кость, не признав в ней человеческую, иначе бы не взял. Она пару лет пылилась в мешке с прочими находками. Однажды в мастерскую художника заглянул его хороший знакомый Алексей Бондарев, палеонтолог, эксперт-криминалист. Рассматривая фрагменты скелетов, воскликнул: «О, бедренная, от родственничка!».

Он заподозрил, что «родственничек» жил многие тысячелетия назад. Тогда кто он — Гомо Сапиенс, неандерталец или, чем черт не шутит, «денисовец»? Алексей предложил разгадать загадку тюменскому коллеге Сергею Слепченко.

— Принадлежность к неандертальцам отверг сразу — у них несколько другое анатомическое строение бедренной кости. Ее вид свидетельствовал о человеке современного типа. Провели радиоуглеродный анализ на давность «экспоната» — ахнули. С волнением ожидали итоги генетического исследования. Оно подтвердило результат — 45 000 лет! Точнее, около того, полторы тысячи лет можно прибавить либо убавить, — поясняет Сергей.

Поразил не возраст как таковой, а его сочетание с географией находки. Доселе никому и в голову не приходило, что в столь давнюю эпоху в этом регионе Западной Сибири мог существовать человек. Самое старое вещественное свидетельство его пребывания в Прииртышье — обнаружение стоянок, каменных и костяных орудий 15-тысячной давности.

— Предполагалось, что в более ранний период гигантские площади заливало речными водами, путь которым на Арктику преграждала природная плотина — ледник. Ошибочное воззрение: есть многочисленные факты обитания тут мамонтов, других крупных животных. Под Тобольском, к примеру, обнаружили останки бизона, резвившегося здесь еще 39,5 тысячи лет назад, — приводит свои аргументы Анатолий Багашев.

В том же логическом русле мыслит Сергей Слепченко.

— Насколько тогда было холодно? Зимы снежные, да непродолжительные, с умеренными морозами, теплее, чем сейчас, уверяют климатологи. Человек мог и не дожидаться наступления холодов — осенью отходить километров на 500-600 на юг. Затем вновь возвращаться в места с обилием животных, рыбы. И то, и другое он потреблял в изрядном объеме. Как известно, преимущественно дефицит пищи заставлял палеолитического человека осваивать новые территории, продвигаясь на тысячи километров, — рассуждает ученый.

Оппоненты ссылаются на отсутствие камня в низменных болотистых районах Западной Сибири. Какая, мол, без него охота?

— У аборигенов Севера в древности наконечники стрел, копий из кости сработаны были. Разве «усть-ишимец» был не в состоянии изготовить их из костей мамонта, носорога? (В более поздние эпохи — мезолита, неолита — камня в Западной Сибири не прибавилось, а люди жили). Да, вещественных доказательств тому пока нет. Надо искать. С учетом того, что все они скрыты под толщами земли. Ну, еще речные воды могут кое-что обнажить. Тогда антропологов надо скорее звать! До нас как-то весть донеслась: жители города Ишима нашли необычную тазовую кость — тяжелую, почерневшую от времени. Местный рентгенолог подержал ее в руках, отшвырнул. Мы потом с группой студентов облазали все — безуспешно, — разводит руками Анатолий Багашев.

Нынешним летом берега Иртыша пытливо рассматривали десятки исследователей. Среди них Николай Перестов. Он припомнил, что неподалеку от подобранной им берцовой кости лежали человеческие позвонки: «Взглядом скользнул и — прочь пошел. Эх, знать бы!».

Кстати

На днях в Новосибирске и Омске пройдут научно-практические конференции, посвященные публикации в журнале Nature.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста