Уже одно название мероприятия «Православная выставка-ярмарка «От покаяния к воскресению России» вызывала неоднозначную реакцию, но реальность превзошла ожидания.

 

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Первая же встреча с участниками ярмарки заставила подумать, что молебен о прибавлении ума — не такая уж и странная вещь.

Православное пространство. Фоторепортаж

На первый же сделанный снимок последовала незамедлительная реакция продавщицы ритуальных товаров в черном:

— Вы зачем здесь фотографируете?
— Работа у меня такая.
— Вы почему без разрешения снимаете? Вы должны были спросить у меня разрешения!

Я начал объяснять, что в общественном месте такое разрешение не нужно, но женщина не стала меня слушать, и поинтересовалась, православный ли я. Пришлось ее расстроить и сообщить, что я атеист. На что она разразилась гневной тирадой, из которой следовало, что я неэтично себя веду, что находясь в чужом доме надо спрашивать у хозяев разрешения на съемку. Крайне удивленный таким поворотом дискуссии я возразил:

— Но Вы же не у себя дома! Вы же в общественном месте!
— Мой дом — это вся Россия!

После этого железобетонного аргумента я предпочел свернуть дискуссию и двинуться по ярмарке дальше. Потому как ответить я собирался: «почему же у Вас дома так насрано-то?». Конфликт мог перейти в активную фазу, а это помешало бы мне работать.

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

После этого диалога мысли мои потекли в направлении анализа последних конфликтных ситуаций в стране с участием православных активистов: видимо распространение «своего дома» на всю территорию России является общим для православно-активистского сознания. Погромы выставок и агрессия против инакомыслия в любой форме перестает быть чем-то неожиданным. Остается только удивляться серьезности с которой они относятся к мысли о собственной территории. В итоге ситуация, когда в дверь моего дома постучатся и скажут убираться вон с территории православного государства приобрела вполне зримые перспективы. Остается только спросить: а моего дома на этой территории совсем нет? Похоже, что понятие общественного пространства исключено из современного православного сознания.

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Справедливости ради надо отметить, что с прямой агрессией я сталкивался не во всех случаях, когда обнажалась моя презренно-атеистическая сущность.

Православное пространство. Фоторепортаж

Прохожу мимо:

— А давайте-ка я Вас венцом приложу?

Я в легком шоке от предложения:

— Нет, спасибо, я — атеист.

Ожидаю взрыва, но ничего страшного не происходит: молодой человек в рясе улыбается и убирает нечто, уже протянутое к моей голове, напоминающее диадему из какой-нибудь театральной реквизиторской.

 

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Торговля вокруг процветает. Предметы культа раскупаются наравне с валенками и сковородками. Обереги, иконки, крестики, молебны о всяческих благах (не забываемое «о прибавлении ума»).

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Апофеозом шаманизма стало знакомство со стендом «Школы православного садоводства». Привлеченный абсурдностью названия я поинтересовался чем же отличается православное садоводство от простого. В ответ получил развернутую лекцию о святых покровителях садоводства и конкретных работ и сельхозкультур. При посажении морквы надо молиться одному святому, а при сборе капусты — другому. Как-то не связалось это все у меня в голове с неприятием церковью суеверий и колдовства…

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Обычный буфет превратился в «православную трапезную», но это уже не вызвало бы ярких эмоций, если бы не висящие внутри футболки с принтами. Я с трудом представляю себе покупателей такой продукции.

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Прямо в торговых рядах отправлялись и церковные обряды. Такое соседство показалось мне немного странным, но уже приемлемым — сакрализация пространства для меня не состоялась и обрядовость выглядела чужеродной, но не выпадала из общего абсурдного ощущения ярмарки.

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Православное пространство. Фоторепортаж

Смешение обрядовой стороны православной жизни с бытовой в пространстве выставки-ярмарки кажется мне знаковым явлением. Распространяя это пространство на территорию всей страны и подкрепляя его законами о защите одной религиозной группы от всех остальных российское общество стремительно движется к фашизму. Таким образом воскресение России уже не кажется мне абсурдом: страна, в которой я жил 10 лет назад умерла. Что же теперь «воскреснет»?

 

Омск. Сентябрь 2012.

Источник: choba-san.livejournal.com


Комментарии: 2 комментария

  • Народ — что трава в поле, по ветру стелется.

  • давно пора привести к публичному покаянию всю коммунистическую шоблу,за людоедские опыты над Россией,далее мишку-меченого за измену.А борю-алкаша за расстрел Б.Д.,и егорку-дауна с ваучеристом чубайсом—за объебку трудового народа предать анафеме.И т.д.—работы много пусть лучше эт-тим занимаются…

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста