| Источник

НА КИПРЕ ПРОДОЛЖАЮТ ГРАБИТЬ НАГРАБЛЕННОЕ

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил обсудить ситуацию вокруг Кипра и её последствия для интересов России, назвав происходящее «грабежом награбленного». «Давайте, Игорь Иванович, поговорим с вами и с коллегами о том, что происходит вокруг Кипра», — сказал Медведев на совещании с вице-премьерами, обращаясь к своему первому заместителю Игорю Шувалову. «Там, по-моему, продолжают грабить награбленное, поэтому нужно понять, во что вся эта история, так сказать, превратится и каковы будут последствия для международной финансово-валютной системы, стало быть, и для наших интересов тоже», — отметил глава правительства.

Эксперт ИА REX, политолог и историк, кандидат исторических наук Лев Вершинин прокомментировал агентству высказывание Дмитрия Медведева:

Случись у меня выбор, с кем из двоих, — президентом РФ или её премьером, — посидеть за чашкой чаю, я бы не колебался ни минуты. Естественно, с Медведевым. Интереснее, конечно, с Путиным, того хотя бы ради, чтобы попытаться пусть немножко, но понять, однако, не получится. Слишком уж закрытый, контролирующий себя человек. А вот Дмитрий Анатольевич, душа нараспашку, способен брякнуть от души. Вот, скажем, это «Грабить награбленное»…

Дорогого, скажу я вам, стоит обмолвочка. Пусть даже о том, что Россию уже лет двадцать, как обворовывают, в лучшем случае, уводя деньги крутиться в офшорах, а в худших и вовсе угоняя незнамо куда, не говорил лишь ленивый, впервые за двадцать лет истории «РФ» всё четко и внятно названо своими именами, — притом на высшем официальном уровне, — и думается мне, только от великой боли, великой обиды и великого страха перед завтрашним днем могло такое вырваться.

На самом деле, пока речь шла о финансах, офшорах и прочих неподвластных моему разумению материях, я старался этого вопроса не касаться. Но сейчас всё вышло на уровень, ясный даже мне…

Комбинация, безусловно, красивая. Сначала Кипру дали дойти до ручки, то показывая пряник, то снова пряник убирая. То есть, не позволив пойти, скажем, путём Испании, где умница Рахой, сменивший транжиру Сапатеро, вовремя взяв «курс на затянутые пояса» и не побоявшись бунтов, сумел выправить положение, не ставя вопрос спасения страны в зависимость от убийственно больших кредитов. Впрочем, ему это позволили сделать.

Зато Кипру, лидер которого, тоже экономически «правый», решил было пойти этим же путём, потачки не дали, запретив решать задачу «испанским методом», и в итоге всё пришло к тому, к чему пришло. Ибо вопрос стоял вовсе не о «спасении Кипра» (лишние 5 ярдов для ЕС и нынче не проблема), но о том, что колоссальные российские «серые деньги», спрятанные (вернее, как бы спрятанные) на острове, есть идеальный рычаг давления на их хозяев.

То есть, сперва, заявив «Делиться надо!» всем гражданам и негражданам Кипра, «добрые друзья» взвинитили народ почти до грани штурма парламента и расправы с высшим руководством, потом дали срок на решение проблемы и намекнули, что не станут возражать против обращения за помощью к Москве. Информация о чём, появившись в прессе, обрадовала в России многих, — типа, о! отобьём островок у Запада, — а меня заставила задуматься.

Дело в том, что Кипр, хотя, конечно, полноправный член ООН и так далее, на самом деле, ноль без палочки. Элита, и правая, и левая (разве что левая чуть меньше) полностью ориентирована на Лондон (плюс Вашингтон и Берлин), британские базы как были в колониальную эпоху, так никуда и не делись, треть острова занята турками, злыми на киприотов за то, что они мешают им прорваться в Евросоюз, и так далее. Национальных лидеров, готовых ради спасения Родины жечь мосты, нет, и ни с какой стороны не предвидится. Иными словами, вояж в Москву изначально проходил под контролем «старших братьев». Но, — заметим, — под бурный ужас в западной прессе на тему «Ах, Кипр уходит! Ой, звено выпадет и цепь рассыплется!»

Отдадим должное Кремлю: там на мормышку не кинулись. Напротив, рассудили вполне здраво, денег под пустые словеса не дав, но оговорив предоставление кредита ответными шагами со стороны Никосии. Гарантиями, то есть. И скорее всего, в виде пресловутого «Левиафана», который, формально, будучи кипрским и ничьим больше, Кипру принадлежит примерно в такой мере, в какой мне квартирка Ленина в том же Кремле. Причём, что особенно красиво, до начала визита ничего внятного не сказали, а сделали предложение уже после прибытия делегации островитян в Москву. А поскольку те таких полномочий не имели (и не могли иметь), дело кончилось позорной беготнёй по не самым высоким кабинетам.

Правильно ли поступили кремлёвские, по факту прогнав ходоков? На мой взгляд, безусловно, правильно. Давать деньги фактическому банкроту, свои финансы не контролирующему, и вообще-то разве что полный дурак решится (а в Кремле дураков нет), а если над этим банкротом ещё и трепещет тень Большого Брата, в любой момент способного объявить любой долг недействительным, так и тем паче. Таким образом, отказав нищебродам в милостыне, Москва элементарно спасла несколько своих миллиардов от безвозвратного исчезновения непонятно куда. Тем самым, безусловно, рассердив Брюссель (и не только), уже на эти миллиарды положившего глаз.

Вот тут-то, когда стало ясно, что развести Москву на ещё несколько ярдов не получится, «цивилизованные» эффектно перешли в эндшпиль. Окончательный вариант известен: «простых людей» (с которых, даже в совокупности, можно было взять гроши) островным властям милостиво разрешено пожалеть, зато «вклады свыше 100000 евро» облагаются уже не 12% налога, а в два с полтиной раза больше, да ещё и (не во всех банках, но в ключевых) замораживаются на непонятный срок. А реакцию на всё это Москвы мы видим и слышим, и следует из этой реакции одно: москвичей ударили по самому больному.

И больно вовсе не потому, что изъято много. По большому счёту, изъяты крохи, о которых стыдно и помянуть. Но, по ещё большему счёту, налицо дополнение к пресловутому «списку Магнитского». На примере небольшого Кипра российским властям и олигархам наглядно показано:, лавэ, которое они 20 лет мило выводили и прокручивали, настригая купоны, на самом деле, не их лавэ, и купоны, оседающие там же, тоже не их купоны, но могут быть отняты в любой момент, — а предлог подобрать несложно. Был бы человек, статья найдётся. То есть, почти одно в одно ситуация с «деньгами Каддафи». С той разве лишь разницей, что деньги Каддафи (вернее, ливийские деньги) были гораздо больше (но там никто не намекал) и чище чистого, а вот российские капиталы… Ну, сами понимаете. В общем, красивые разговоры о надёжных банках, тайне вкладов и свободных зонах можно закрывать, как уже закрыта для вменяемых людей тема «свободы слова и информации», а равно «нерушимости границ» и «невмешательстве». Теперь всё конкретно, без базара: если Россия (то есть, её элиты) будет вести себя хорошо, — «в рамках партнёрства», — и только если так, эдакая беда не случится прямо сейчас уже с куда более крупными конфискациями. А самое главное, что даже реши Москва сейчас срочно-срочно выводить с Кипра хотя бы то, что осталось или ещё откуда, чтобы спасти: на островке всё, повторяю, заморожено, а ещё откуда просто не отдадут.

Российские («белые» ли, «серые» или «чёрные») деньги так нужны нынешней Европе, что уже, собственно, они нероссийские. И пусть неудачник плачет. Всё по науке. Экономика в очередной раз делает политику, и выбор у Москвы сузился до предела: либо (а) полностью, по всем направлениям прогнуться, спасая (пусть на время) нажитое непосильным трудом, либо (б) полностью же, по всем пунктам отказаться от «рамок партнёрства», перейдя в режим конфронтации. Сознавая, что представляют из себя нынешние российские элиты, нетрудно прийти к выводу: милее им (вернее, большинству) вариант (а), однако выбрать его они опасаются, сознавая, что по-любому останутся для Запада коровой, и если пока что дойной, то в будущем, с высочайшей вероятностью, на убой, а выбрать вариант «б» едва ли способны решиться по той причине, что вне «рамок партнёрства» ни работать, ни жить просто-напросто не умеют, так что, скорее всего, помычав и потелившись, будут требовать от Кремля сказать всё-таки «а». И тем самым, с высокой вероятностью положить на плаху «за други своя» собственную голову. Не от злого сердца, но как явное свидетельство победы Запада над очередной «диктатурой». Всё это, безусловно, относится к сектору, условно (очень условно) ассоциируемому с Медведевым.
Что же касается г-на Путина, то…

Про «серые деньги» он, конечно, в курсе. А вот «кипрский гамбит», на мой взгляд, стал для него крайне неприятным сюрпризом. До сих пор он старался, — и очень успешно, — играть на тёрках Берлина и Вашингтона, посильно их разжигая, и, судя по нынешней реакции, вряд ли мог предположить, что его, главу ядерной державы, кинут, как какого-то старого бедуина. Не столь мучительно, сколь напоказ обидно, да ещё и оттуда, куда столько души и сил вложено. Хотя, с другой стороны, есть и такое мнение, что как раз с Берлином игра, втёмную от всех прочих, идёт на лапу, — и пусть лично мне оно кажется маловероятным, напрочь его отрицать не стану. В любом случае, следует признать: что-то в этом духе президент РФ давно предвидел, а может быть, и знал, в связи с чем, ещё 2 года назад, временно, будучи персоной № 2, уговаривал олигархат выводить деньги обратно в Россию. Как бы то ни было, сейчас, когда вернуть своё можно уже только естественным путём и больше никак, его позиция по вопросу, — во всяком случае, на мой взгляд, — может определяться лишь двумя факторами: учётом теории Парето и уровнем (думаю, высоким) инстинкта самосохранения. Если же с первым проблема, с лихвой хватит и второго. Главное, ни на секунду не забывать, что оппозиция, — и «старая», явная, и «новая», которая сейчас обязательно возникнет, до поры не проявляя себя, — знает и теорию Парето, и прочие хитрые прибамбасы назубок.

В общем, вариантов нет. Или рубить сорняки под корень, рекрутируя новые силы. Или — съедали и не таких.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста