РПЦ объявляет сектантами любых конкурентов православияСтрах перед загадочными сектами характерен для многих стран мира, но в России он имеет свои специфические черты…

Когда в России случаются преступления, которые своей жестокостью или бессмысленностью выходят за рамки человеческого разумения, немедленно раздаются голоса — это сделали сектанты. Происходит это не только на уровне массового сознания. Повальный испуг перед таинственными сектами и готовность обвинить их во всех смертных грехах в равной мере охватывают и публику, и церковь, и правоохранительные органы. Недавно наш министр внутренних дел даже упомянул список из 10 особо опасных сект, действующих в стране, но оглашать его не стал, чем еще больше подлил масла в огонь.

Страх перед сектами — сектофобия – не является сугубо российским явлением. Он в большей или меньшей степени присутствует и в других странах — в большей на Востоке, в меньшей на Западе.

Различие объясняется просто. Этот страх гнездится в архаических пластах сознания – где оно архаичней, там и страх больше. Ужас перед колдунами и колдуньями, чьи сверхъестественные возможности позволяют им сильно навредить человеку, родился в незапамятные времена. Боязнь загадочных сектантов ему наследует. Диковинные верования и практики также ставят их особняком от большинства публики. И чем эта публика темней и суеверней, тем больше она опасается колдовского вмешательства. И одновременно уповает на него. По сути, это две стороны одной медали. Не секрет, что у нас всякие маги и экстрасенсы пользуются огромной популярностью и зарабатывают немалые деньги. Но это еще более увеличивает страх перед ними. Не дай Бог, сглазят. Или, того хуже, учинят сатанинский ритуал и загубят невинные жизни. Отсюда готовность, с которой на сектантов у нас валят самые страшные преступления. На Западе выражение «охота на ведьм» давно стало метафорой, на Востоке оно нередко отражает реальность, ну а мы, как обычно, зависли где-то посередине.

Но главное наше отличие от цивилизованного мира не в этом. Если в Европе массовым психозам противостоит закон, то у нас они нередко подхватываются самими правоохранительными органами (вспомним «список сект» министра Нургалиева). Однако еще большую роль в раздувании сектофобии играет православная церковь. Вроде бы понять ее можно.

Борьба с магическими суевериями является одной из задач РПЦ. Вот только трактуется она крайне расширительно, фактически превращаясь в борьбу с религиозным инакомыслием, когда сектантами объявляются любые конкуренты православия.

И чем они жизнеспособней, тем больше у них шансов попасть в «расстрельный список». Взять, к примеру, пятидесятников. Они заметно теснят РПЦ за Уральским хребтом. И вот уже иначе как сектантами их не кличут. Миф о сектантской опасности значительно облегчает православной церкви конкурентную борьбу. Не нужно убеждать потенциальную паству в истинности своего учения, тратить массу усилий на социальную и благотворительную работу, достаточно просто заклеймить конкурентов, объявить их врагами рода людского. Мол, они не столько обращают людей в свою веру, сколько подвергают их разного рода магическим внушениям, то есть просто-напросто обманывают. Обманщики в одном легко становятся обманщиками в другом. Те же пятидесятники — это не столько религиозные, сколько криминальные структуры, и заниматься ими должны правоохранительные органы. Таким образом, эстафета борьбы с сектами передается силовикам. И те охотно ее подхватывают.

Происходит это по очень простой причине. Силовые органы, подобно любым бюрократическим структурам, любят получать рекомендации извне, поскольку это сужает поле их собственной ответственности. Список опасных сект был наверняка вручен министру Нургалиеву «православными экспертами». Подобный перечень потенциальных правонарушителей облегчает органам жизнь. Вместо того чтобы искать реальных преступников, можно заняться работой с подозреваемыми. И по ходу дела успокоить общественное мнение ссылкой на проклятых сектантов: ясно, что все беды от них.

Третьим непременным участником антисектантской истерии является пресса. Причин две. Одна лежит на поверхности: домыслы о страшных сектах всегда хорошо читаются, а стало быть, значительно повышают тиражи. Этот принцип был открыт еще первыми таблоидами, появившимися после Первой мировой. Рассказы о подвигах знатных сатанистов вроде Алистера Кроули на равных конкурировали в них с пикантными историями из постельной жизни кинозвезд и байками о кровавых похождениях королей преступного мира. В этом смысле ничего в мире не изменилось. Разве что к бумажным таблоидам добавились электронные. Вторая причина менее очевидна и в значительной мере характерна именно для России. Наша пишущая братия легко верит в то, что сектант способен на любое злодейство: ведь вряд ли он выбирает свои диковинные верования случайно. Либо он становится жертвой психологических манипуляций и теряет контроль над собой, либо изначально имеет расшатанную психику и никогда не умел толком совладать с ней. А такой человек способен на все, включая преступление.

Российское образованное сословие по-прежнему не готово признать, что даже самые странные верования вовсе не обязательно коррелируют с девиантным поведением. И невольно участвует в разжигании иррационального ужаса перед сектами.

Вряд ли российское сознание в одночасье избавится от архаичных фобий. И речь здесь идет не только о страхе перед зловещими колдунами-сектантами. Ксенофобия, болезненное неприятие чужих, — явление того же порядка. А она распространена у нас куда шире, чем сектофобия. Избавление от этих нездоровых состояний ума — долгий и мучительный процесс. Даже в европейских странах он еще далек от завершения. Что уж говорить о громадных пространствах Азии и Африки. Однако если подобные фобии поощряются церковью, правоохранительными органами и прессой, то избавиться от них вряд ли возможно.

БОРИС ФАЛИКОВ

gazeta.ru
 
В последнее время РПЦ развернула даже слишком активную пиар компанию. Выпускаются листовки, звучат громкие лозунги, снимаются идеалогические фильмы, примеры которых в режиме онлайн всегда можно увидеть на сайте hdmooviz.com. К чему это приведет, покажет только время, но даже сами приверженцы РПЦ соглашаются с агрессивностью национальной религии.


Комментарии: 4 комментария

  • Я думаю митрополит говорит не о раскольниках а о тех кто может покусится на его золотое корыто наша церковь очень далеко от народа особо её верхушка не зря во время коронования патриарха (великий русский)))) журналист и политолог Сванидзе сказал что вот пришел патриарх на Русь который изменит иле реформирует церковь «я дословно не помню но меня передернуло(

  • сванидзе это не имя это диагноз и это не лечится а смывается кровью

  • сванидце это не деагноз, это еврей.

  • Структурно–логическая основа предметно-методологических начал организации систем.

    Приступая к изложению материала, следует определить читателя в самой инновационности излагаемого материала, в том, что предметно-методологическое основание представляемого материала — это метод триединства от идеалистического начала. В силу этого от читателя потребуется либо желание познания инновационного научного интереса автора материала, либо просто не загружать себя излишними тратами духовного потенциала. Поэтому, скорее всего, в этом пожелании к читателю можно сослаться хотя бы на действие закона диалектики «отрицание отрицания».
    Таким образом, отрицая диалектический метод, как ныне господствующий в методологической системе мировой философской мысли, автор изложения метода триединства от идеалистического начала (методологическое основание православия) не разрушает, не игнорирует и не принимает прочих вариантов окончательных отрицаний (равнозначных уничтожению, снятию), а в правилах процесса переходных тенденций формирует инновацию.
    Эта инновация предметно-методологических изменений определяет принципы переходов к качественно новым методам и втягивает предыдущие в систему невозможности постижения нового без использования (применения и пр.) предыдущего для формирования последующих качественно новых форм бытия. Предметно-методологическим основанием изложением материала является триединство от идеалистического начала. Поэтому следует определить читателя в самой инновационности излагаемого материала, в том, что это предметно-методологическое основание достаточно разработано в теологии, русской философии, в русских национальных культурных пластах и совершенно не представляется в современной философии. При этом философия в данном случае определяется как методологическая наука.
    И если, некогда диалектический метод входил в историю научного мировоззрения общества, как инновационное мышление, так и триединство в светском толковании формирует переход в некий алгоритм построения систем от обыденного к эмпирическому и далее к теоретическому.
    Представляемый материал по существу рушит типовой диалектический взгляд как «единственно научный» методологический принцип организации систем. Предметно–методологическая тенденция общественно–исторической мысли может быть представлена как триада методологических оснований – моно – ди – три к качественным переходам для каждой из них (моно-ди-три) от элементарного к простому и далее к сложному. Далее в работе будут представлены и прочие «детали» организации связей в более подробной форме. Хотя при этом, в ходе изложения вполне возможны некоторые повторы, но без этого невозможно, потому что придется всякий раз отправлять читателя к каким-то местам изложения для уточнений, а из-за этого может потеряться общий ход мысли.
    Согласно правилам закона диалектики «отрицания отрицания», хотя бы даже и в диалектическом варианте интерпретаций, даже на этом этапе динамики (отрицание диалектического метода методом триединства) закон выражает правила перехода к инновации, хотя и в противоречивой форме. Качественный переход от противоречия к гармонии (от диалектики к триединству в его, этого метода, развитии) формируется объективно самим ходом истории. Эта инновационная система связей компонентов, которая в их всякий раз конкретном многообразии втягивает более сложный характер организационных начал. Формируемая инновация и превращает систему правил связей компонентов, втянутых в реальный процесс, в формирование предметной сущности закона и процесс отрицания отрицания как гармонично организуемую от элементарных форм к простым и далее к сложным. Гармонизирующим началом в формировании связей системы всякий раз выступает духовный, интеллектуальный фактор организации хозяйственной системы в целом и экономики в частности, так как отличительным (господствующим) качеством человека является осознанность в организации процесса жизнедеятельности. Этот фактор как всякий раз конкретное, реальное, мотивирующее, организующее начало соответствует общественно–историческому этапу развития хозяйства. В элементарной форме он представляется как родоплеменные, национальные или иные формы организации духовных устоев общности людей. Простые формы организующего начала в виде языческих верований и пр. втягивают уже религиозные, теологические и пр. взгляды в их динамике от элементарных форм концептуального видения к простым и далее сложным в виде мировых религий.
    И если, некогда диалектический метод входил в историю научного мировоззрения общества как инновационное мышление, то и триединство в светском толковании (светское толкование, т.е. выходящее из обыденного, теологического мышления, которое существует в виде народных духовных пластов, национальных обычаев, традиций, сказок и пр.) — в некий алгоритм целенаправленного, осознанного построения систем от обыденного к эмпирическому и далее к теоретическому. Инновационные толкования расширяют представления общества о методологических принципах организации многообразных систем, на сегодня в силу отсутствия целеполагания новых позиций обновления предыдущего. Разработка и внедрение метода триединства прослеживается в самой истории развития методологических принципов как общественно–исторической мысли человечества, так и частных отраслей науки – физики, химии, биологии и пр. При этом объективное течение истории (хотя и в различных толкованиях, вариациях и пр. изложениях) формирует необходимость разработки и внедрения инноваций в аспекте усложнения концептуального видения организационных форм. Так, в материальном толковании предметно–методологических форм организационных начал прослеживается тенденция от господства правил физических процессов к противоречию физических и химических правил организационных начал. Затем по мере усложнения предметно–методологических начал формируется система в параллельно — последовательно — взаимоувязанной форме гармонично организованной совокупности правил организационных начал – это физических, химических, биологических. Таким образом, материальная сущность природы многообразна и соответственно по мере понимания определенных правил жизнедеятельности бытия изменяется и существо человека, коллектива, общества, как и среды их бытия. Само усложнение системы бытия предметной сущности общества, коллектива, личности в тенденции от обыденных толкований распредмечивается в определенную систему видения правил, законов, и пр. форм духовного выражения.
    Экономическая система, как и всякая прочая, в хозяйстве определенного собственника имеет соответствующие правила организации, которые опредмечиваются и формализуются в виде концепций, теорий и пр. законов, закономерностей, методологий. Эта реализация обусловлена совокупностью изначально заданных свойств, элементов, качеств реальности. Всякая из систем по предмету, методу организации и тенденции (логике, правилам и пр. факторам существования) находится одновременно в трех качественно разнородных формах бытия. Каждое из свойств, элементов, качеств как элементарные составляющие такой предметной сущности, как «Тройная точка» распредмечиваются на совокупность или систему или пр. определения этого единичного в отдельное многообразие свойств элементов качеств (каждое из которых также триедино, но как объективное или субъективное видение проблемы), сведенных в процесс и реально, моделированно, идеально протекающих в определенной среде существования. Ипостасная (триединая) сущность, согласно позиций триединства от идеалистического начала (метода лежащего в основе Православного Христианства), распредмечивается сообразно господствующей предметно-методологической основе. Светское толкование этой основы имеет (на сегодня) крайне инновационный характер, что вполне объяснимо ходом общественно-исторического развития цивилизации, в целом и каждого из господствующих субъектов системы, в частности. Многообразие оснований организации сведенных в систему жизнедеятельности людей предполагает и имеет такое же многообразие форм этих организующих начал от элементарного к простому и сложному.
    Поэтому излагаемый материал будет построен как процесс систематизации многообразия в единое начало с позиций триединства от идеалистического начала. Этот метод, как метод организации многообразия в нечто единое, позволят свести это многообразие с позиций целеполагания, т.е. с позиций известного и заданного алгоритма построения в совокупность (систему, что тождественно в данном случае) какого-либо процесса. Инновационность построения систем на основе триединства от идеалистического начала требует соответствующего восприятия излагаемого материала и его познания в аспекте инновационности организационных начал.
    Все три уровня сложности организационных начал систем в силу ипостасности бытия всего многообразия втянутых в оборот свойств, элементов, качеств имеются в каждой из систем, но либо в качестве господствующего фактора, организующего формирование или создание реальной сущности, либо в качестве противоречивого, либо в качестве гармонизирующего. Поэтому в силу наличия этого господствующего система находится в виде или форме бытия свернутой или развернутой. Всякое из организующих начал какой- либо конкретной системы проявляется через её взаимосвязи с факторами, как самой системы, так и прочих систем, втянутых в конкретный оборот. Эти взаимосвязи раскрываются через наличие в прочих системах тождественных количественно-качественных факторов и отношений с ними и между ними.
    Хотя по предметной сущности первооснов, господствующих при мотивации организации определенной системы методов триединства, также три:
    Во-первых, это метод триединства от материалистической предметности начал. В иерархии общественно–исторического процесса этот метод формируется в первую очередь. По мере развития (это процесс прогресса, регресса, существования в их тройной точке, т.е. одновременно протекающих) эта предметно–методологическая основа в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей с прочими втянутыми в конкретный оборот усложняется от элементарных форм бытия сущего к простым формам и далее к сложным (триада «элементарное, простое, сложное»). Таким образом, однажды возникнув, эта предметность раскрывается до бесконечно большого для этой системы. Дальнейшая тенденция движения системы и её связей переходит в более сложную систему связей как бесконечно малое в системе бесконечно большого, либо приходит к процессу «снятия». Теология в ходе общественно–исторического процесса сформировала различные школы, направления, течения и пр. формы существования этой предметно–методологической основы в виде Буддизма в многообразии его направлений, течений, толкований и пр. формулировок, учений.
    Во-вторых, это метод триединства от экзистенциональной сущности предмета первоосновы организации системы. К таковым можно отнести всевозможные теологические направления в их многообразии сообразно персонифицирующему этносу, природно–климатическим условиям и пр. мотивациям (традиции, обычаи, нравы и т.д.), которые сформировали мировую религию – Ислам.
    В-третьих, это метод триединства при мотивации организующих начал от идеалистической предметной сущности исходного мотива организации системы (вначале было слово …). Это направление в теологии представляет третья мировая религия – Христианство, но от элементарного к простому и далее к сложному – католицизм, протестантство, православие. В этом направлении мировых религий ярко выражена тенденция или закон направления движения системы в ключе триединства – это элементарное, простое, сложное; затем по динамике формирования сущего как накопление необходимого и достаточного количества качеств в виде прогресса, регресса, существования. Триединая сущность здесь проявляется в процессе развития от элементарного бытия сущего предметно–методологической основы религиозного учения «Католицизм» в его полной структуре в параллельно-последовательно-взаимоувязанной форме связей к простому бытию сущего религиозного учения «Протестантство», также в его полной структуре бытия строения этой системы и далее к сложной — «Православие».
    Затем по достижении этого уровня проявляется действие закона количественно-качественных преобразований от бесконечно малого к среднему и далее к бесконечно большому.
    Значит свойства, элементы, качества системы как реальная ипостась или первооснова мотивации организованности системы всякий раз имеет связи, формирующие детерминационные (причинно–следственно обуславливающие развитие отношений) формы или отношения, или экзистенциальную сущность системы. Затем как более сложные формы организации в явлении реализуются правила, законы, закономерности бытия или идеальные сущности. А так как всякое явление имеет три ипостаси, нам следует найти эту третью ипостась в системе. И этой третью ипостасью становится идеальное качество или правила существования всякого и единичного, и отдельного, и общего, входящего в систему, хотя каждое из них может действовать случайно, стихийно, целенаправленно одновременно, как тройная точка системы.
    Следовательно, имея порог правильности (полноты трактовки, толкования), диалектическая методология приемлема до определенного уровня и, согласно иерархии, сложности систем и правилам их существования в реальном процессе они имеют определенные условия применения. Так, для организации экономики персоны субъекта собственности «индивид» организации необходимо и достаточно подвергнуть такую предметность, как реальность при господстве материальных свойств, элементов, качеств всякого конкретного процесса. При организации экономики субъекта собственности «коллектив» необходимо и достаточно, помимо реального качества, организовать и идеальное, которое формирует противоречие. Тогда предметностью диалектики уже становится модель или противоречие материального и экзистенциального либо идеального. Общество как персона собственности, господствующая в организации экономического процесса, требует такой формы организационного начала, как гармония материального, экзистенциального и идеального качества предметности процесса.
    Взаимодействия, взаимоотношения, взаимоотражения, таким образом, вступают или не вступают в какие-либо функциональные связи при наличии (равно отсутствии) соответствующих количеств качеств от бесконечно малого до среднего и бесконечно большого. И потому можно доказывать, что мотивирующая реальность формирует изначально систему, детерминационная сущность складывает отношения, а гармонизирующая реализует «полную» структуру конкретной системы во всех её связях как внутри, так и с прочими, втянутыми в данный конкретный оборот. При этом, как и с прочими системами, так и внутри себя данная система вовлекается в связи, соответствующие количеству и качеству тождественных компонентов, функционирующих ипостасно в виде бытия сущего реально, моделированно, отраженно.
    Следовательно, всякая функция распредмечивается там и тогда, где и когда формируется реальность среды существования какого-либо конкретного свойства, элемента, качества. В силу этого опосредованность всякого к каждому, втянутых в оборот системы и систем, формирует связи по отношению к соединяемым, увязанным по какому-либо из компонентов какой-либо из обособленностей. Притом что, помимо прямых связей, формируются обратные и их взаимный результат как отражение этих связей одного в другом. Значит, любая система проявляет свои функции в зависимости от свойств связей между ее компонентами, имеющими какую-либо реальность – реальное, моделированное, отраженное.
    Всякая из обособленностей, втянутых в оборот, раскрывается через совокупность увязанных между собой показателей – количество, качество, мера. Эти показатели и определяют целостность системы связей и качеств компонентов этой системы – материальное, экзистенциональное, идеальное. Накопление необходимого и достаточного количества и качества приводит к взаимопереходам из одной обособленности к иной. Тогда мера — это такое единство количественных и качественных характеристик системы, при котором количественные изменения внутри нее не приводят к ее качественным превращениям.
    Равновесие в экономической системе выстраивается как количественно– качественная пропорциональность по поводу обмена ценностями в определенной количественно–качественной характеристике. Тогда равновесие — это определенная пропорциональность связей в системе (системах).
    Следовательно, о равновесии можно говорить в трех вариантах:
    — как о величине количества и качества пропорциональности обмена господствующего качества с прочими (противоречивыми и гармонизирующими) и организации системы на основе законов бытия этого господствующего предметно– методологического начала. Гармония, где связи строятся на основе принципа господства;
    — какой-то совокупности противоположных качеств (от двух и более, вплоть до бесконечности), пропорциональности, формируемой в определенных противоречивых условиях организации связей системы. Гармония, где связи строятся на основе принципа противоречия;
    — либо о гармоничной пропорции взаимо… деятельности, отношений, отражений. Эти условия равновесия самой системы, между системами и систем в их многообразии втянутых в какой-либо конкретный оборот. В силу этого такая форма равновесия формирует связи компонентов, где среди прочих причин к формированию условий этого втягивается множество сторон (начал). Каждое из начал дает свой характер, но в качестве господствующего предметно – методологического начала выступает метод триединства в его динамике от элементарного к простому и далее к сложному. Определенное качество равновесия дает свою количественную сторону, характеристику пропорциональности отношений. Гармония, где связи строятся на основе принципа триединства, или полной структуры гармонии.
    Метафизический характер равновесия строится на господстве природных сил равновесия. Рене Декарт, определяя закономерности организации целого из частей, отмечает, что Бог так чудесно установил эти законы природы, что даже в хаосе части сами бы распутались и расположились в таком прекрасном порядке, что они образовали бы весьма совершенный мир, где мы смогли бы увидеть не только свет, но и все прочее, как важное, так и неважное, имеющееся в действительном мире. «Бог» как фактор естественного бытия сущего – это совокупность правил, закономерностей организации целого из частей, образующих всякое действительное.
    Для диалектической формы организации системы «Бог» формируется в систему правил, законов, закономерностей естественного и искусственного качества предметности, как система факторов объективного и субъективного характера (как отношение реального и перцептуального, концептуального).
    Для такого уровня персонификации, как общество формируется система триединого предметно–методологического начала организации системы (систем) и в этом случае систематизируется такое качество предметности бытия сущего, как реальное – перцептуальное — идеальное.
    Равновесие систем в аспекте мотивации организованности (управления) имеет тенденцию развития процесса формирования пропорции: во-первых, со стороны господствующих факторов экономики; во-вторых, раскрывается в аспекте совокупности противоречивых факторов (диалектика материалистическая и идеалистическая как противоречащее противоречие и диалектика экзистенциальная как непротиворечащее противоречие, неантагонистическое); в-третьих, в аспекте гармоничной формы организации системы методологии триединства также в трех типологиях мотивации – от материалистического начала, от экзистенциального, от идеалистического). Многообразие частей (материальное, экзистенциональное, идеальное) выстраивает различные формы по уровню сложности от элементарных в виде экономики субъекта-индивида к более сложным в виде государственной и мировой экономики.
    Если на элементарных уровнях экономики многообразие обуславливается непосредственно сторонами в процессе согласований, то на более сложных уровнях эта согласованность должна быть предвосхищена заранее через какие-то формы законов, тарифов, показателей товарности, полезности и единиц их измерения. Предположим, для уровня «государство» в виде тарифа, конституции или прочего закона и т.д., а для уровня общество в виде методологического начала, которое определяло бы формирование справедливой пропорции соответственно экономическим условиям, в которых отражаются начала всех прочих качеств, формирующих жизнедеятельность персоны, персон и т.д.
    Методологических начал в системе связей компонентов всякой из систем три и, причем не по количеству этих методов, а по их качеству. Всякое накопление необходимого и достаточного для организации элементарного метод формирует простор качественного перехода и организации элементарного, простого, сложного и затем следующей методологической ипостаси простой формы организации (в той же ипостаси триединства, но используемых случайно, стихийно, целенаправленно) и затем к сложной в параллельно – последовательно – взаимоувязанной форме связей. При этом накопление происходит в объеме необходимого и достаточного количества качеств, как самих компонентов, так и их связей. Прочие компоненты, выходящие за рамки необходимого и достаточного, выходят из реального оборота и становятся потенциальными или свернутыми или пр. формами. Обусловим эти три метода принципиально, т.е. по существу их структуры, принципу построения:
    Монистический метод (метафизика).
    Основополагающим принципом организации связей компонентов этого метода является принцип господства одного из свойств, элементов, качеств в какой-либо системе, что и приводит к формированию метафизической (монистической) методологии организации системы свойств, элементов, качеств. При этом во всякой системе, как отмечалось выше, функционируют прочие формы существования факторов в виде случайных, стихийных, целенаправленных факторов системы, которые существуют на уровне индивид, коллектив, общество во времени бытия в конкретной системе по времени бытия — прошлое, настоящее, будущее. Присутствует многообразие компонентов, но организующим началом является господствующее, а прочие втягиваются в меру (мера как граница совокупности необходимого и достаточного количества качеств системы) в силу необходимости.
    Метафизика как система господствующих начал обуславливает совокупность элементарных форм существования факторов, способов их взаимосвязей и тенденции существования. При этом из полной структуры совокупности всякий раз выделяются господствующие факторы и организуются целенаправленно, а противоречивые — стихийно и гармонизирующие — случайно.
    Диалектика.
    Диалектический метод в качестве господствующего организующего начала принимает к использованию методологический принцип – противоречие. Этот методологический принцип формирует условия противоречивого соединения двух и более сторон отношения. Отношения, где одна из сторон господствует и в противоречии с прочими формирует условия противоречивого отношения, причем господствующая предметная сущность этого метода это именно отношения. Диалектика как метод имеет, по крайней мере, два типа противоречия потому, что в противоречие втягиваются три количества качеств – материальное, экзистенциональное, идеальное. Следовательно, отношение строится таким образом, что одна из сторон господствует, а прочие гармонизируют отношение. В этой форме отношений складывается три качества противоречий – это противоречащее (антагонистическое или противоречащее противоречие при господстве одной из сторон), материалистическая и идеалистическая диалектика. С другой стороны, формируется непротиворечивое противоречие, или неантагонистическое. Это противоречие характеризуется как экзистенциональное (экзистенсис – сущее существующее).
    Триединство.
    Триединство как методологический принцип формируется в условиях распредмеченной какой-либо всякий раз конкретной, реально мотивированной совокупности связей компонентов полной структуры системы свойств, элементов, качеств. Полную структуру этого предметно-методологического принципа можно построить в виде структурно логической блок-схемы.
    Визуальное отражение расположения компонентов системы представляет элементарное видение расположения в иерархии строения методологических принципов, сведенных в систему единого, т.е. монистического, элементарной формы мотивации первоосновы организационного начала. При усложнении методологических начал эта блок – схема претерпевает преобразования в более сложные связи – моно – ди – три, а это уже матрица иного характера математического выражения и опредмечивания (арифметическая, алгебраическая, теории чисел).
    Представленная система предметно-методологических начал организации системы, систем в прочих статьях материала будет раскрыта через предметную сущность экономики. Хотя в качестве предметной сущности можно втягивать и прочие формы бытия сущего.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста