Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Зимерзла, Зимарзла, Симаргла, Зимаргла, Зимаерзла — это Зима — Богиня, дышушая холодом и морозом. Белая одежда как будто из инеев, фата из снега, изотканная морозами — детьми ее. На голове ледяной сияющий венец. Богине этой молились о милости от ее чистейшей силы. Она же Морена, Зима — хранительница, дарительница жизни, претворяющаяся в Весну. Стирается лик Зимы, тает и превращается в новую Явь — Живу Весну — Лебедь Белую.

Учитель Иванов принес новые знания о холоде, а с ними идею жизни, и ее одухотворяющие начала — в Природе. Что такое Природа, постепенно будет раскрываться в этой книге во многих сторонах своего многообразия. “Природа хочет, чтобы люди жили одной семьей. Как нам солнышко светит, так и человек на одного человека должен мысль распространять”, — это вывод, опыт божественно мудрого человека, для многих ставшего первым Учителем.  Мысль его — не догмы или штампы, он не предлагает следовать узаконенным традициям — он примером своим учит учиться. Мужская логика и последовательность здоровой целеустремленности того, кто стал для меня вторым Учителем, удерживает мое мышление педагога в движении к завершению задуманного, рассказа о жизни наших предков, о нашей жизни, чтобы в современности жить по–новому, раскрывать мир детям, учиться самим, и их учить быть Солнышком для людей.

Рукописи Учителя помогли увидеть в россыпях нашего эпоса глубину и правду, и не как прошлое, а как живой, двигающийся энергоемкий пласт, вливающийся в современное русло жизни. Мы можем жить именно в природном потоке, выбирая здоровые качества человеческой души. Почему Учитель сказал, что Солнышка по его выводу нема? Люди Весну ждут, как диво, как чудо, без нее жизни не представляют, а Учитель с сочувствием к людям пишет, что придет долгожданная весна, плуг, сошка в ход пойдут, лошадку запряжем… пожил, пожил человек и умер. Что значит фраза “берегите русский Север”? Или движущаяся из тетради в тетрадь мысль Учителя о том, чтобы мы учились брать тепло из холода? А лучшие друзья — это Воздух, Вода, Земля? Попробуем понять почему Зиму росичи называли хранительницей жизни, чем она была во всем кругу годичных явлений, событий, устремлений, когда они называли ее белыми конями, закованными золотыми цепями, которые сорвутся, понесут и принесут сияющий, все захватывающий огонь?

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Прием сил Вселенной со всей открытостью особенно силен, когда Земля успокаивается, отдыхает, ее не теребят корни растений, не тревожат люди, уставшие от пахоты, от сева, забот сбора урожая — все и все удовлетворено матерью сырой Землей, и она может жить как хочет. Утренняя испарина отдыхающей Земли уже не росами, а изморозью, инеем неописуемой красотой лежит на деревьях, былинках, испаряясь, поднимается к Небесам и освященная духом Творца, Рода, она белыми снежинками снова возвращается на Землю.

Во многих древних вероучениях Бог — это кузнец. Сварог–кузнец Бог строгий.  Величественная бесподобная многоликость его красоты живет и славит его как Единого Творца и его внуков Сварожичей. Тот, кто кует силу, огонь жизни, тот и кузнец — Сварожич. В нашем же народе говорится, что человек кузнец своего счастья. Огонь Сварог — кузнец, Мороз — кузнец, кующий мосты по рекам, сковывающий Землю. Учитель просит брать именно такое тепло из холода — трудно, привычнее в тепле, но нужно.

Морозы, прилетающие 9 ноября от железных гор, дышат пламенем, рассыпают огненные искры, холодным дуновением созидают мосты, на которые выезжают богатыри Калиновы. Железные Горы — это Небо, верх и энергоемкая раскаленная сила самого кузнеца Бога, сыновья которого “калиновы” или калинники — сильные морозы. Народная загадка величает мороз могучим богатырем: “Сам Коляда мост мостил — без топора, без клинья, без подклинья”. Сварог — это и Источник, и Начало Начал, и Кузнец. Творец претворяет сильными морозами Землю, Воды во льды. В старину сильные морозы назывались тлеющими, трескучими, калиники, калина, калена стрела, коложег. Красная калина, олицетворяющая нашу закаленную кровь, рдеет на снегу, и свой вкус набирает именно после морозов. О смелом человеке, проявляющем стойкость в ответственные минуты, говорят, что закаленный! “Калиники” говорят и о молниях, которые озаряют небо на горизонте в конце июля и в августе. Они предвещают хороший урожай. Холодная вода называется “калина вода”. Глубокий колодец с очень хорошей чистой водой, сохраняющий ее качества и в летнюю жару, берет силу из глубин Земли и называется студенец.

Именно калики дорожные вернули богатырю святорусской Земли Илье Муромцу обезноженному силу могучую. “Сидит однажды Илья в избе один–одинешенек; пора была летняя, страдная, все ушли работать на дальнее поле; сидит Илья, об своей участи горькой раздумывает и слышит, подходят под окна его избы двое калик перехожих. Стучатся калики в окно:

— Отвори–ка нам дверь, Илья Муромец, пусти к себе в дом калик перехожих отдохнуть по пути.

Отвечает Илья:

— Не могу я, божьи люди, с места сдвинуться, ворот отворить: сижу я сиднем вот уже тридцать лет; не владею ни руками, ни ногами.

Но повторяют калики свою просьбу и во второй, и в третий раз.

Шевельнулся Илья на печи: что за диво! Чувствует, что может встать; резвые ноженьки его держат, руками он владеет. Вскочил Илья живо с печи, отворяет каликам ворота, в дом их к себе ведет.

Говорят ему калики:

— Принеси нам испить!

— Добрые люди, — отвечает Илья, — ведь я без рук, без ног!

— Иди себе, иди, Илья Иванович! нас не обманывай!

Пошел Илья в погреб; налил чару зелена вина в полтора ведра, приносит каликам. Дали калики Илье испить того вина, спрашивают Илью:

— Много ли в себе чувствуешь силушки?

— Кабы был от Земли столб до Неба, а в столбе кольцо золотое, — говорит Илья, — взял бы я за то кольцо, всю бы Землю разом перевернул.

Переглянулись калики:

— А ну, Илья, принеси нам еще чашу бражки.

Пошел Илья в погреб; идет, по дороге за дуб хватится — дуб с корнем из Земли вырвет, ноги у него по колена в Земле вязнут. Принес он браги; дали ему еще выпить калики.

— Сколько теперь, Илья, чувствуешь в себе силушки?

— Божьи люди, теперь во мне силушки половинушка!

— Довольно с тебя и этой силушки, — говорят калики,– будешь ты, Илья великим богатырем, и смерть тебе в бою не написана; смело можешь выходить в бой со всяким богатырем…

— Слушай еще, как достать себе коня богатырского: пойди ты в чистое поле, купи первого жеребчика, какого встретишь, поставь его у себя в конюшне на три месяца, откорми пшеницой белояровой. Через три месяца выводи коня по саду в три ночи, вываляй в трех росах утренних, подведи к высокому тыну; как научится конь тын высокий перескакивать по ту и по другую сторону — поезжай на нем куда хочешь.”

В понимании росичей сохранилось воспоминание о “яром туре” — это светлый весенний бык Грома–Грозовика Перуна — Ярого, напористого, нарождается Зимой.  Коляда — это и Ярило, Яровит, пашущий Землю на быках. С быком и коровой связаны и огонь, и мороз. Снеговые могучие тучи — это тоже “быки”. “Буй–вол” и “яр–буй” — речения о могучем храбром воителе.  “Сивый вол выпил воды полный двор”, — говорит народ о могучем буйном морозе! У быка мать — небесная корова Зимун.

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Холод, мороз очищает, утишает, усмиряет все, что тянет из Земли животворящие ее соки, он бросает в тело гормон здоровья. Море воды прокаляется в реках, озерах, колодцах, застывает льдами, ложится чистейшими снегами. Это великое богатство Зимы, которая радует, веселит сердце. Сильнее, здоровее белого снега ничего нет в мире. Раскаляющийся внутренний жар Земли копится в ее глубинах, недра Земли — ее сердце разгорается, дух, исходящий из ее лона, очищается и очищает все на ее теле — в тишине белых снегов Земля “говорит” с Творцом!

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Народ так любит снег, его чистоту, легкость, нежность видит в лебедях, в пухе души–заиньки, говорит об этом в загадках, заговорах, закликах: “Белый лебедь на яйцах сидит”, называет заинькой как душу: от озими к снегу: “Заюшка беленький! полежи на мне; хоть тебе трудно, да мне хорошо!” Кустрыня, Кустрынья, Кустроба, Кострубок — и корни, и струйка снега в Метели, несущая в себе идею Огня, Костра, Искра Тепла, Зерна Жизни. Огненный жар рождается внутри холода и это — корень нашей жизни. “Много снега в январе — много хлеба на столе”, — говорит народ. Во–первых, это состояние чистоты и покоя уготовили своими мыслями люди. Во–вторых, этот покой нужно сохранить мирными мыслями на развитие плодотворных событий и Природа ответит миром, цветом Весны, красой Лета, добрым урожаем.

Круг земных событий, измеряемых круговым ходом Солнца завершается в конце грудня (декабря). Это время, когда груди небесных дев укрыли грудами снега Землю. Это — светлейшие, святейшие моменты приятия Землей в свое лоно Духа Святого Природы, идущего в ее ядро постоянным животворящим потоком. Длится эта вершина до сеченских (январских) крещенских морозов и называется Зимними Святками — это торжество Бога мира Коляды и Богини Лады. Ее лик Зимой — это белизна, чистота, сила могучая, молодость, всепобеждающее здоровье. Море воды сковано подо льдами, море воды лежит белыми снегами — отдыхает, нежится Ладушка и катится Коло событий на ней и она с ними во Вселенной.

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Морозы прилетают их железных туч 9 ноября, пик их с 18 на 19 января — это уже свершение начал Природы, Зимы–Барыни, она даст Масло Масляное, эта Боярыня Масляная. Это Царевна Марья Моревна богатырша в шатре своем, который стоит в чистом поле, отдыхает.  Бился с ней Иван–царевич, наезжал… А любовь горячей и полюбили они друг друга. Но битвы богатырши Марьи Моревны продолжались и просила она молодца в ее чертогах жить, только в чулан под замком не заходить — это качества человека, любящего тепло, из–за которого болезни, смерть развивается на теле. В этом низком чулане на цепях прикован Кащей — Наказывает Природа сдерживать мертвое в ледяном замке Зимы, но ум — Иван–царевич пожалел — дал воды испить Кащеюшке — знаний, услад. Тот, кто боится Зимы, ее льдов, хочет только сладкого, теплого, может остаться во власти Кащея в подземелье.

И свершилось в Природе —  Мороз претворил своей силой. Претворять — это открывать ворота во что–то прекрасное, в чертоги Природы: и бежит Коло Солнца с горы, бежит время, энергия событий и бегут Иван–Царевич с Марьей Моревной из подземного царства — холодного царства ее отца, чтобы Весной появиться в могущественном союзе своих сил. Различные явления Природы — это единое, неразделимое, истекающее одно из другого — Явь!

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Можно научиться у Матери–Земли так же обновлять свою жизнь, брать силы в холоде, а не греться у Солнышка. “Мы через него всю зависимую в природе жизнь на человеке сколотили”, — говорит Учитель.  Люди стали забывать, что у нас мать — Земля, создали свои законы и стали терять такое же свое юное, вечно живое состояние, как у Земли.

Зима — хранительница, возродительница нашей жизни! Вот как об этом говорится в старинном заговоре: “За морем Хвалинским во медовом городе, во железном теремке сидит добрый молодец — заточен во неволе, закован в семьдесят цепей, за семьдесят семь дверей, а двери заперты семьдесятью семью замками, семидесятью семью крюками. Никто доброго молодца из неволи не освободит, никто доброго молодца досыта не накормит, не напоит никто ключевой водою. Приходила к нему родная матушка во слезах горючих, поила молодца сытой медовой, кормила молодца белоснеговой крупой, а кормивши, сама приговаривала: не скакать бы молодцу ко чисту полю, не искать бы молодцу добычи, не свыкаться бы молодцу со буйными ветрами, не радоваться бы молодцу на рать могучу, не пускать бы молодцу калену стрелу по поднебесью, не стрелять бы белых лебедей, не доставать бы молодцу богатырский меч кладенец”. Народ через эти заговоры передает знания о том, что полярностью мышления народ поляризовал климат Земли. Природа же, как Мать, берет свое, чтобы успокоить волны мыслей воюющих сынов.

Зима для Земли — это вдох жизни, который она тянет с глубины Небес, Весна — это момент, о котором мы говорим “выдох”, т.е. дух идет, разливается по ее телу. Учитель учит дышать экономно и после выдоха нужно утишить, усмирить тело, не давать ему поспешно сделать жадно новый вдох, чтобы не вытолкнуть силу предыдущего и как Мать–Земля: затаив дыхание, слушать как идет дух по телу, как слушаем звук, идущий после взятого музыкального аккорда. Это и есть благодатное Лето, когда распускаются бутончики на цветке жизни, источают свои нежные ароматы — рождаются детки Священного Духа.

Если говорить о технике дыхания, то для начала: 1,2,3 — вдох, 1,2,3,4 — выдох, 1,2,3,4,5,6,7 — затаив дыхание, слушаем, смотрим, как дух идет по телу, мыслью, внутренним зрением пронизываем голову, сердце, легкие, все органы, кроме желудка, сознательно пропускаем его там в теле, где чувствуем спазм — все так как делает Земля: с зимнего солнцестояния до весеннего равноденствия — проводов Зимы, с весеннего равноденствия до летнего солнцестояния — до Купалы, и с летнего солнцестояния до зимнего — до Святок. Циклы те же, переходы значительные. Дыхание — это цветок Живы, мотив которого живет в любом древнерусском изображении цветка, будь то роспись, резьба, ковка или вышивка, вязание, тканье. Учитель познал тайны возрождения природных сил в человеке и предлагает на практике познать их нам: “Я свою мысль бросаю сначала в высоту в самую глубину Вселенной, а потом вниз — в глубину Воды и Земли, а потом по всем обиженным в природе живым существам, а потом в человека. Я проникаю в его организм своим внутренним зрением и ощущением, начиная от головного мозга и до пальцев рук, ног, и сердца, и легких, и во все другие органы, кроме желудка, о котором нельзя даже вспоминать. Проникая внутренним зрением и ощущением в организм человека, особенно в его головную нервную систему, я как будто электрическим током пробуждаю и включаю ее скрытые силы и защитные способности” (П.К.Иванов. История и метод моей закалки.  1951). Низко кланяясь говорит нам Учитель о “снежном пробуждении”, о “пробуждении  центральной части мозга покоем” — о сознательном бытие.

Когда люди стали делить мир на плохое и хорошее, холодное и теплое, появилась усталость от того, что люди испытывали негативные состояния от однобокого восприятия мира. Чем больше плохого видит человек, тем сильнее он усугубляет свое состояние, уплотняет тело, в котором гнездятся болезни. Так появились от слов Море, Мера и Морена, умора, уморился, сморило, смерть понятия о том, что Зима — это плохое, холод: когда нет еды, тепла, идет Мор — Мара. Она бросается на простуженного человека, говорит народ. Первично же в этом — отстраненное холодное отношение к людям, желание жить только в хорошем. В таком состоянии холод, конечно, и хватает человека, появляются болезни. Пришла на Русь–Ясуню такая полярность, такая нелюбовь в Зиме от тех, кто принес с теплых морей свое понимание власти над мыслью, разумом, волюшкой человека. Тот, кто закален и ходит Зимой в легкой одежде, тот видит, как зябко, холодно становится мерзляку при виде распахнутого на груди ворота богатыря. Сила — в самоуверенности, в чувстве превосходства над другими через дорогую одежду и не хочется терять ее, видя первородную независимость.

Земля рождает свое внутреннее тепло. Такими же были и первородные люди на ней, и тепло было внутреннего характера от открытости к тому, что все в Природе Ладно. Суровые качества люди принимали как должное и поэтому не чувствовали холода. Сохранились свидетельства летописцев, что росичи носили Зимою только сорочки.  Даже лет двести назад зимняя одежда была, судя по музейным экспонатам, примерно таковой, как современные плащи.

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Природа — это наша мысль. Согласились бы все люди, что холод — это Природа и перестали бы мерзнуть. Вечером миллионы людей следят в новостях за погодой, узнают, что завтра будет температура — … и, засыпая, держат мысль о холоде, о теплой одежде, множа и множа ее во сне.  Обращает на себя внимание, что осенью в первый неожиданный мороз даже –6°С на улицах люди в легких курточках, с раскрытой головой — как вчера. Но если уже надели теплую одежду, то и при около +5°С  не снимают. Холод силен от коллективной мысли, держащей людей в плену.  Конечно, и Земля остыла, и каменные строения на ней, и все же этот холод держат люди.

Весной отдохнувшая Земля расцветает пышным цветом, а люди кормятся ее плодами: и еда, и одежда, и топливо — все ее. Силы уходят, чтобы вспахать, собрать, сохранить… Именно в этом рождались страсти захвата, зависти, лени. Человек престал жить так, как Земля за счет своей энергии, а живет ее силами, греется и умирает. И то, что люди считают как благодать — весеннее Солнце, уводит от Природы. Сказка “Морозко” и есть сказ о том, что мать умерла, т.к. это лелеет лень, сон разума и есть Мачеха. Мачеха леденец дает тому, что спит, изгоняет в дремучий лес то, что Природное. Но молодое, здоровое состояние не боится ничего плохого:  ни труда, ни Мороза. Трудные, суровые качества — Мороз и приносит новые покровы человеку и летит Красна девица в родное село на тройке белых лошадей с Добрым Молодцем, а соня, ленивица, захватница тоже по заслугам получает: возвращается туда, откуда и с чем путь начала — на свиньях, а в сундуке стая болтливых черных ворон. А в сказке “Двенадцать месяцев” Природа помогает сердечности, которая проявляется всегда и во всем: все месяцы говорили, что видели девочку то у колодца, то на грядке, то в лесу по ягоды и все захотели ей помочь.

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Учитель говорил, что хоть всю Землю истопите, не нагреетесь. Есть живой факт, что кв. сантиметр тела человека излучает тепла больше, чем кв. сантиметр поверхности Солнца. И мы могли бы быть вместе Солнцем, если бы каждый стал в Природе для людей Солнышком. А то Солнце, которое вертится у нас над головой, скорее отражает тепло таких планет, как наша Ладушка, а мы пытаемся нагреться от него и такое нездоровое природное состояние люди дублируют и по отношению друг к другу на Земле, отойдя от своей первородности. Солнце от такой жадности к нему начинает жечь Землю.

Когда мы получили письмо от Ивана Васильевича Токарева с воспоминаниями его дядьки — друга детства Паршека о зимних забавах ореховских ребят, о не боящемся с ранних лет холода Паршеке, стало понятно, откуда у него такая сила, а у нас робость перед Учителем немного растаяла — он тоже был мальчишкой и, притом, настоящим мальчишкой — и тогдашним и теперешним ребятишкам большой пример. “По рассказам моего дяди уже в детстве наблюдалось что–то неправдоподобное в Паршеке, уже его можно увидеть среди детей раздетым и босым в любое время погоды или в самую поверхность почвы, покрытую колючками, россыпи камней и щебня, особенно после покоса оставшиеся колючие стерни кололи ноги, невозможно было ходить, тогда надевали искусственные чуни, пошитые из сирицы — кожи домашнего скота, то он и здесь не защищал свои ноги, ходил напролом босиком по колючкам…

Храм бога Знича. Зима

После уборочных работ, окончания зяблевой вспашки оставалось еще продолжительное время, когда уже домашний скот становят на зимнее кормление, хотя каждый хозяин заготовлял корму на зиму, но всегда старался иметь запас прокормить зимой свой скот. Хозяева выезжали на поляны, снаряжали будки на своих возах и выезжали за село Ореховка, так называемую балку “Скелеватая”, там дневали и ночевали, длилось не позже, не раньше дня Покрова, лист с дерева осыпается и появлялась по утрам холодная роса на траве, даже появлялись на росе маленькие морозы. Мы, пастухи, уже одеваемся и обуваемся, но все эти резкие изменения в климате на Паршека не влияли, все мы к нему стали воздействовать: “обувайся, одевайся” — ответ один: “мне не холодно”. Вспомнил то время, возраст его был 12–13 лет, а он уже применял самозакаливание, позже к нему со стороны нас не было безразлично “холодно или жарко тебе?” продолжать с ним сообщаться во всех делах.

Наступали зимы с большими снежными заносами и морозами. Невзирая на холод, всегда приходил на нашу улицу гулять, где наша считалась центральной и именовалась “Слободой”, всегда было людно, а он жил на окраине, где то за 400 мет. Приходил к нам гулять в самой легкой зимней одежде, все мы были одеты в самые теплые кожухи, теплые домотканые свитера, спрашивали в него: “Не замерз?”, то ответ тот же: “Не, не холодно”. Среди наших матерей к своим детям:  “Одевайся потеплее, не будь как Паршек”.

Паршек уже будучи парубком 16–17 лет приходил на нашу “слободу” погулять к молодым девчатам, никогда не был тепло одетым в простом пиджачке, уже к нему приставали с настоящим упреком мол “пришел пофоастать около девчат”, но причины его простого одевания так и не были познаны” (изложение сохранено авторское).

У каждого человека свои воспоминания о детстве, и если всматриваешься в его даль, то теперь чувствуешь с чем связано какая–то картина, почему ты что–то запомнил. Это может быть подсказкой к разгадке своего характера: какие моменты наиболее беспокоят, какие радуют и почему. Когда читались строки о детстве Паршека, они оживили наши воспоминания, и когда в нашей семье каждый, как на фоне рассказывал о своем детстве, оно вспоминалось ярче, образнее. Воспоминания, связанные со снегом, самые легкие, себя видишь, как воздушное, беззаботное состояние и, наверное, оно наиболее естественное для человека и детские снежные игры самые полезные и здоровые игры. Когда выпадал новый снег, мы “человечиков” делали: нужно было аккуратно лечь, распластав руки, как крылья и очень бережно встать, чтобы полюбоваться своим отражением. Интересно, почему, посмотрев на “изображения” подружек, хотелось постоять у своего? Сейчас вспоминаешь это, как отпечаток своего тогдашнего состояния, состояния тех, с кем дружил, что ты был тогда и твое окружение. Если бы не Учитель, то, наверное, и не придал бы значения детскому воспоминанию, а теперь это встает как живой урок, как живое кино, а зеркало — снежный Учитель! Когда мы заговорили в своем кругу об этом, то радость была у тех, кто вспомнил подобное, и удивление, сожаление у более молодых, мамы которых строго предупреждали, чтобы снег в рот не брали, сосульки не сосали, в снегу не бродили, а уж лечь в снег!..

Зима — хранительница жизни. Зимерзла

Столько ребячьих штанов, шубенок, рукавиц мы пересушили в детских садах и в заботе о ребятах, но бывало, и в беспокойстве при запретах: “Ой, родители придут, увидят, что будет?” Конечно, бывает, если мысль плохую, что ребенок заболеет, держать. Детям нужно дать волю, свободу.

И сколько уже босых ножек бегут по снежным дорожкам, сколько радости получат ребята в дружбе с водой, в купании в проруби! Наши славные частушки, начавшие рождение в Самаре, переливаются по всей нашей могучей сторонке на праздниках “обливашек”: на Луганщине, в Полтаве, Одессе, Новгороде, Новосибирске, Киргизии, Белоруссии.

По снежочку белому

Я дорожку сделаю,

Пробегусь по ней босой —

Не угонишься за мной!

Не дождусь я тех минут,

Когда в прорубь окунут.

Так водица хороша —

успокоится душа!

***

Зима раскрыла снежные объятья

И до весны все дремлет тут

Только елки в треугольных платьях

Мне навстречу все бегут, бегут, бегут.

И уносят меня, и уносят меня

В бескрайнюю снежную даль

Три белых коня, эх, три белых коня:

Декабрь, январь и февраль!

Зимцерла, сказала Зима

Зимцерла, Зимстерла — это сестра Зимы, Богиня Весны и цветов, Жива Лебедь. Праздники ее были в апреле. Появляется она молодая, в легком белом сарафане с розовым поясом, переплетенным золотом, в венке из роз, в руке лилия, на открытой груди ожерелье из цикорий, перевязь на груди цветочная. Ей приносили в капище цветы, в праздники усыпали ее цветами. Она же Жива–Лебедь, Жив, Живый, Живце — Божество всех начал благополучия, красот Весны, обновления во всех начинаниях. Она и кукушка — вестница Весны. Она возвращает людям Весну, обновление и долготу жизни. Жива — сестра Морены — Зимы–Зимерзлы. Без моря воды не было бы жизни.

Зимцерла — сестра Зимерзлы, претворяет зимние рассветы в долгожданные утренние ясные зори. Это олицетворение рассвета надежды и веры в душах людей. Она женское начало в настроении, лад во взаимоотношениях. А мужское начало настроения — Погода, вечно стремящийся за Живой Хмары. Женское начало внутри того, что есть снаружи, что есть обрамление и завершение, и если оно лад и покой, то мужское начало — здоровое накопление, инициатива и завершение всех начинаний. Зимцерла, она же Заря. Все стихает, когда она умывает, озаряет лик своего супруга — ясноликого Солнца, и он постоянно юный, прекрасный, в добром здравии и настроении, озаряет день, мчась на своем Белом коне! Она потому и Зимцерла, что стирает, умывается утренней росой — а это все, что есть свежее, одухотворенное. От Зимсцерлы —  “зерцало, зеркало”. Глянешься в зеркало: если ты нахмурился, значит ты не в природном состоянии. Если девушки любят вставать на ранней зорьке, умываются утренней прозрачной росой, их лицо вечно юное и прекрасное, как у самой Зимцерлы Живы. Разве не счастье будет, если появятся в каждом человеке качества вечно юной Живы, в которую вечно влюблен всегда юный нежный ветер Догон.

Видения Арктики. Трон Даждьбога

Нежная Жива–Лебедь Свароговна спасла Даждьбога — Прометея, которого приковала к скале Усоньша Виевна, и стала женой Доброго русского Бога. Пошли от их сына Орея Кий, Щек, Хорив — а от них все русские люди. Весной выбегают ребятишки с печеньем–жаворонками и кличут праматерь Весну прийти “с березовым листочком, с пшеничным колосочком!”

А.А. Ивановаа


«ЛАД ЗЕМЛИ. ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ СЛАВЯН»


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста