| Источник

Раскопки, которые учёные Института археологии РАН ведут в Зарядье, на месте снесенной гостиницы «Россия», принесли уникальную находку. Впервые за семь лет в Москве нашли берестяную грамоту. До сих пор за всю историю археологических исследований в Москве было найдено лишь три грамоты, причём только одна содержала развёрнутый текст.

В Москве на территории Зарядья археологи нашли берестяную грамоту Фото Института археологии РАН

В Москве на территории Зарядья археологи нашли берестяную грамоту
Фото Института археологии РАН

Раскоп на месте Мытного двора, в юго-западном углу Китай-города, где ранее были найдены остатки древней Великой улицы, к настоящему моменту углубился более чем на четыре метра и принёс до сотни мелких и крупных находок, которые позволяют датировать достигнутый уровень концом XIV века, то есть временем наследников Дмитрия Донского.

«Особо знаменательной, чрезвычайно редкой и важной для Москвы находкой стало письмо, написанное на листе, сделанном из коры березы, то есть берестяная грамота. Она несмоненно даст нам много новой информации о жизни средневековой Москвы», — рассказывает руководитель раскопок Леонид Беляев, заведующий Отделом археологии Московской Руси ИА РАН.

Впервые берестяные грамоты были найдены археологами в Новгороде в начале 1950-х годов. К настоящему времени известно уже более тысячи новгородских грамот, также есть немногочисленные находки и в других городах — Пскове, Старой Руссе, Смоленске, Твери. Во время раскопок этого сезона была найдена первая берестяная грамота в Вологде.

Берестяные грамоты перевернули представления исследователей о жизни средневековой Руси, поскольку учёные смогли получить свидетельства о частной жизни людей, о разговорном языке.

В Москве берестяные грамоты не находили до самого конца ХХ века. Только в 1988 году экспедиция Института археологии РАН нашла в Воскресенском проезде берестяную ленточку – обрывок черновика или копии документа о земельном владении. Почти через 20 лет при раскопках в Кремле в 2007 году нашли две грамоты. Одна несла надпись небольшую и не очень внятную, зато вторая, написанная чернилами (обычно берестяные грамоты писали металлическим писалом), была на редкость длинная и содержала интересный документ – опись имущества (прежде всего многочисленных коней) крупного феодала на службе некоего Турабея, московского князя.

«Найденная теперь грамота – четвёртая по счёту. Но в известном смысле это первая подлинная грамота, отвечающая «новгородскому стандарту» – это частное письмо, написанное, буква к букве, отчётливым книжным почерком XIV века, на специально подготовленной полосе бересты», — говорит Беляев.

По его словам, в грамоте идёт речь о неудачной поездке «на Кострому» человека, имя которого остаётся неизвестным. О деталях поездки автор и отчитывается, называя адресат «господине». Детали грустные: поехавших задержал некто, имевший на это право, и взял с них сперва 13 бел да ещё 3 белы. Но этого показалось мало, и по неведомой причине посланный отдаёт ему и его матери ещё 20 бел «с полтиною». Вместе эти поборы (или возврат долга, кто знает) составляют 36 бел, не говоря уж о полтине, то есть сумму довольно внушительную.

Текст грамоты, его языковые и литературные свойства сейчас изучают лингвисты.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста