Славь - Четыре мира света славян. Фото: viktor-wind.narod.ru

 

В религиозно–поэтическом представлении дохристианских славян имелись четыре мира–света, два из них над землей и два под ней:
1.БЕЛЫЙ СВЕТ, наш свет с твердью–землей, солнцем (Дажь–Богом), Перуном (Чёрной Тучей–Хмарой), луной–месяцем (Мокошью) и звездами–зорями. На земле, покрытой растительностью, жили дедьки, люди и другие земные твари. Над этим светом царил Творец его – Бог богов Дед Сварог с прибогами Сварожичами. Наши отдалённые предки представляли себе свой Белый Свет в виде исполинского купола, верх которого составляла небесная твердь (небосвод), обрамлявшая низами небосклона нашу землю.
«Свет» здесь употребляется в значении «белой ясности», белого сияния или «луча», которым проявлял себя Сварог в кромешном хаосе до создания миров. Со временем слово «свет–сияние» приняло значение слова «мир». В галицком наречии «свет» значит только «мир», а вместо слова «свет» в значении «ясности» употребляется слово «светло» (имя существительное ср.рода с ударением на первом слоге). Но галичане до сих пор употребляют слова «до–света», «до–светки».


2.Над Белым Светом возвышался духовный и невидимый НЕБЕСНО–ГОЛУБОЙ, ЛАЗУРНЫЙ СВЕТ, который славяне представляли себе также в виде купола над куполом Белого Света. Верх и склоны купола Белого Света составляли для Лазурного Света его твердь–рай, заменявший в нём нашу твердь–землю. Отсюда в древнеславянском языке небосвод (фирмамент) именуется «твердь». Лазурный Свет имел свои тихие, ласкающие лазурные солнца–светила, среди которых сиял больше всех сам Сварог–Светозар, имел лазурные звезды и НЕБО – престол Божий под самым верхом купола. В этом Свете жил царь небесный Сварог и другие небожители, а также блаженные людские души. Твердь и небо, вместе взятые, назывались НЕБЕСАМИ.
3.Под Белым Светом и землей за непроходимыми дебрями–лесами, за Воздушным Морем и Великим Потоком висел также духовный и невидимый СЕРЫЙ МРАЧНЫЙ – ТОТ СВЕТ или ЯМЫ куполом вниз (опрокинутым куполом) с твердью–могилицами, составлявшими там подобие нашей тверди–земли. Омрачал Тот (Серый) Свет Морок или Мрак так же, как Дажь–Бог обелял белым светом Белый, а Светозар олазуривал светом Лазурный Свет. В сером Свете владычествовал бог Морило или Морок, царь загробного мира, и его жена – царица Могила или Мгла. Их детьми были: сын Мор, дух пошестей–болезней, и дочки – а) Морена или Мара (с ударением на последнем слоге), дух смертного сна, и б) Мора (с ударением на первом слоге), дух жизненного сна. После грехопадения дедьков и людей, когда люди сделались смертными, Морило стал посылать на землю Мора, который морил их разными болезнями–хворотами, и дочь Морену–Мару, которая 1) усыпляла их вечным смертным сном, 2) перерезывала ржавой косой соединяющий душу с телом «рубец житья», сшиваемый в сердце человека сестрами Перуна – Месилкой, Светилкой и Гасилкой при его рождении, 3) вынимала душу из тела, которое тут же жалила гнилой тлей и 4) передавала эту душу загробному духу – Водце, провожавшему её до Великого Потока к другому духу загробного мира – Пловце–Перевозце, который брал её на паром и перевозил через Поток на Тот – Серый Свет. Если «душенька» сбегала от Мары или Водцы, её ловил Ловця. В наказание за побег он запирал такую душу в курган (горб) Могилёв, где подвергал её тяжким работам, после чего отдавал ее обратно Водце для следования в Серый Свет. На том берегу принимал её Приемця, который, сняв с души запрос: кто ты, душенька, как жила, что чинила–делала на Белом свете – отправлял её на суд к Морилу. Морена–Мара была в представлении народа двуединой: спереди румяная красавица (смертная горячка), сзади – разлагающийся зловонный труп.
В Том Свете жили временно в ямах на могилицах души усопших людей – навии или навье. После суда у Морила, оставив свои оболочки (мары–призраки, т.е. приведения, тени, астральные тела) в Сером Свете, добрые души шли в Лазурный Свет, в рай, а злые – в Чёрный Свет, в пекло.
За свою доброту Мора как богиня сна была взята Сварогом в небо, откуда после грехопадения Перун посылал её на землю, где она своим животворным сном вылечивала наводимые её братом Мором болезни и вместе с Живой, богиней жизни и здоровья, вела у одра больного беспощадную борьбу со своей гнилой сестрой Мореной–Марой.
4. Под куполом Серого света, отделенного от него Смоляными Горами и Чёрным (дегтярным) Потоком, висел, также опрокинутым куполом и также духовный и невидимый ЧЕРНЫЙ СВЕТ или ПЕК, а также ПЕКЛО с твердью–срубами с Черной Потьмой вместо солнца, вечно затмевавшей Чёрный Свет непроглядною тьмою («темрявою»), и с ПЕКОМ или ПЕКЛОМ в самом низу (верху) купола, где горел вечной пекольный огонь, в котором плавились ниспадавшие со Срубных Смоляных Гор скалы. Срубы – здесь в понимании срубленного леса, пустыни с гниющими пнями и ядовитыми зловонными грибами–душеморами, с такими же змеями и всякой другой растительной и звериной нечистью.
Небо и пекло по верованиям славян находились, как это видно на приложенном рисунке, на двух противоположных концах вселенной, центр которой составляла наша земля. В этом пекольном огне терпели несказанные муки земные грешники после того, как их души прошли сначала («хождение по мукам») страсти на самих срубах в Вертепе Отплаты (Возмездия) и наигоршие страдания – угрызения совести в срубной Долине Слёз, где всякий грешник смотрел в Зеркало Житья, в котором видел себя и все свои земные дела от своего рождения до последней минуты своей жизни.
В Чёрном Свете царил царь зла и горя Грех–Прагрех Лютич Горесей, к которому во время созидания Сварогом Белого Света сбежала со страху Чёрная Потьма. Он постоянно вторгался с чертями в Белый Свет, чтобы завоевать его. Сеял в нем горе и всякое зло для будущих всходов и расставлял, как паук, повсюду свои греховные сети, чтобы ловить в них дедьчьи и людские души. Когда в Белый Свет явился с неба Сварог с Перуном, Чёрной Тучей, Мочкой и Стрибогом, и наводнением, и градом уничтожил засеянные горем и злом поля, а бурями и вихрями сорвал греховные сети, взбешенный Грех выполз из Чёрного Света и, считая себя крепче и могущественнее Сварога, вызвал его на поединок, на смертный бой. Но после первого удара Сварожьим железом (молнией) Грех вместе со всеми сопутствовавшими ему нечистыми силами бросился стремглав обратно на срубы, откуда продолжал хулить Сварога и угрожать ему. Раздосадованный Перун послал в Чёрный Свет свой гром прямо в пасть Греха и разорвал его в кусочки, а Стрибог бурным ветром рассеял их по болотам и топям срубов. Один из зубов Греха, гонимый Стрибогом, проскочил как–то в соседний Серый Свет, а оттуда в Белый Свет и застрял в Карпатах на верхе Белогоры, на которой жил Белобог – вождь бесплотных Сварожьих сил – дедьков. (Дедьки – бесплотные духи, созданные вместе с людьми для их охраны.) Из этого зуба выползла чёрная змея блудница Удыня («уд» – детородный член, pudendum; не будет ли Удыня то же, что пушкинская «Шамаханская царица»?), которая , приняв вид бесподобной красавицы–женщины, соблазнила Белобога и уговорила его взбунтоваться против небесных Дедов, сбросить их с неба и сесть на нём самому со своими дедьками. Он взбунтовался. В момент, когда полки крылатых дедьков–великанов, выстроившись в боевые ряды под небосводом, пошли приступом на небо с горами и скалами в руках, и, когда Перун, спустив с привязи свирепых громовиков, стал разить бунтовщиков громами и жечь их молниями, и они, обожженные и чёрные, стремглав покатились с Белобогом впереди в преисподнюю прямо в зубы Чёрной Потьме, Удыня, захохотав страшно и зашипев по–змеиному, исчезла.
После уничтожения Греха–Горесея (Горынича) на срубах стала царствовать его наложница страшная крылатая змея Чёрная Потьма. Напложенные ею с Грехом «байструки» (незаконнорожденные дети) – черти мучат на срубах и в пекле грешные людские души и рыщут по земле, искушая людей ко греху.
…А ,боячись Перуна, в срубах всё сидит она – Потьма мерзостна, кромешна, зла владычица всегрешна, и от первых света лет гадит тьмою Чёрный Свет. И страшна она: крылата и зубаста , и рогата. Гнев сидит в её очах, злоба злая на плечах. В лапах держит жезл свой – вилы – знак начальства, власти, силы. Вилами поганый гад в подчиненьи держит ад. Велика она, без спора, без границ–концов для взора: стянет хвост – сто вёрст темнот, а растянет – верст пятьсот. Если б распустила крыла, тьмой вселенную б покрыла на сто тысяч верст на всходе, вдвое столько ж на заходе. Словно сажею густою так кромешной тьмою мажет всё на чёрный вид, так поганит и срамит, что и сиза голубица в тьме ея – ворона–птица с сыча мерзкой головой и глядит на свет совой. С серою и дымом в храпах ходит гад на задних лапах…
Вот что рассказывали себе наши отдаленные предки об аде, смешивая детскую наивность с неподражаемыми поэтическими вымыслами:
В Чёрном Свете все противоположно тому, что имеется в Белом Свете. Ходят там вверх ногами и смотрят вниз на свой пеклосвод. Что у нас бело, там — черно и наоборот — что у нас черно, для чертей бело. Наша темная ночь для чертей — белый день. Черти, как ещё ныне говорят, редко действуют на земле днём, т.к. днём они не видят и на солнце страшно мерзнут. Наша жара для них – трескучий мороз, а наш яркий свет для них – кромешная тьма. Добро в Черном Свете зло, а зло – добро; грех там добродетель, а добродетель – грех; красота гадость, а гадость – красота; сладкость – горькость и наоборот; мука – наслаждение; хвала там хула, а хула – хвала; награждение – наказание, а кара – награждение и т.д. Черти молятся Чёрной Потьме, служат ей службы («читают акафисты») и поют ей песни («Нечистая …мати чёрнаго краю»), хуля и оскорбляя её всячески. И грешат вовсю, чтобы снискать себе благоволение (читай – гнев и злобу) Черной Потьмы. Страсти и муки, печаль и горе для чертей на срубах – наслаждение и радость. Все они с удовольствием жарятся в пекле, принимают с наслаждением страдания и молятся (т.е. хулят) Потьме, чтобы она ниспослала им побольше мук.
Черти в Чёрном Свете разделяются на разные народы и племена. Сколько народов на земле, столько же чертовских народов на срубах: всякий земной народ имеет соответствующий срубный народ чертей, которые «выдыбая» на землю, действуют только среди этого земного народа. И черти говорят на тех же языках, что и земные народы, только навыворот, т.е. всякое слово выговаривается справо налево буквами в обратном порядке. Потьма у них Амьтоп, черт – треч, грех – херг, ходить – тидох, делать – талед и т.д. Они имеют на срубах свои хозяйства: пашут, сеют и собирают всякую нечисть. Души земных грешников, прежде чем уйти на муки в Вертеп Отплаты, на Долину Слёз и в пекло, служат чертям как рабы и исполняют у них все чёрные и грязные работы на срубах.
Потьма искренне думает, что она, карая, награждает, потому что кара на срубах – награда. Потьма «карает грешников за грех», а на самом деле, понимая это по–черносветски, «награждает благочестивых за добродетель». Ей кажется, что земным грешникам муки также приятны, горе так же сладко, как и чертям.
Имеется несметное число народных рассказов о жизни чертей и земных грешников всех родов и сортов и их мучениях на срубах. Одни до слез трагические, другие – до слез комические.
В Чёрном Свете действуют срубная смерть и роженица Хора или Хара (ударение на первом слоге). Всякое мгновение грешники в несказанных муках от неё, Хары, умирают и тут из неё опять же нарождаются свежими, резвыми , здоровыми и крепкими для новых мук и смертей. И так – в бесконечность…
Белобог, после бунта – Чернобог, прикован Чёрной Потьмой к пекольной скале, несказанно мучается сам и с остервенением мучает людские души, попавшие в пекло, и вместе с ними ждет спасения от Луча Добра.
Всякое благое человеческое дело на земле излучает из себя белый свет–луч. Все лучи от добрых дел земных людей соединяются в один Луч Добра, который устремляется прямо в Чёрный Свет. Если этот Луч велик и могуч, то он пронизывает срубную тьму и пробирается к самой Чёрной Потьме, жжёт, дырявит её, как солнце снег, и ест её. Она ужасно мучается и, страдая невыносимо, бьётся на все стороны и с ожесточением слизывает Луч Добра стоверстным языком. В это время все муки на срубах и в пекле прекращаются. Срубные вечные оглушительные шумы, гуки, грохоты и трески затихают, смола не клокочет, дёготь не кипит, огни не бушуют, дымы рассеиваются, тьма разреживается и Чёрный Свет слегка белеет. Грешники чувствуют облегчение, змей Чернобог превращается обратно в сияющего златокрылого великана–красавца – дедька Белобога и не хулит, а славит Сварога и ведет ожесточенную борьбу с Чернобогом, т.е. сам с собою (благое начало борется со злым началом), кается горько и всех грешников, которых только что мучил пекольным огнем, окрыляет надеждой на спасение.
Чем больше добра в Белом Свете, тем больше Луч Добра и тем легче грешникам в Чёрном Свете. Но добрых дел на земле мало, и поэтому Луч Добра всегда слаб. Чёрная Потьма быстро слизывает его, а чёрный Луч Зла, который излучается в людских злых делах и устремляется также в Чёрный Свет, помогает Потьме уничтожать Луч Добра и усугубляет – удваивает, утраивает кромешную тьму и муки грешников в Чёрном Свете. Златокрылый Белобог обратно превращается в злого змия Чернобога, который начинает борьбу с Белобогом, опять проклинает и хулит, и опять начинает со злобой мучить грешников пекольным огнем. Срубные оглушительные и душу потрясающие шумы, гуки, грохоты и трески опять всё более и более усиливаются, в пекле смола опять клокочет, дёготь бурливо кипит, огни снова с остервенением бушуют и своими страшными и длинными языками досягают срубов и лижут их и всё, на них находящееся, дымы опять клубятся, тьма сгущается и Чёрный Свет снова облекается в смоляную черноту. И это повторяется, хотя и редко, в течение веков и тысячелетий…
И так долго будут в Чёрном Свете пребывать и мучиться земные грешники, как долго люди в Белом Свете на земле будут злыми и творить злые дела. Спасение душ в пекле зависит полностью от благих дел земных людей.
Так Сварог заявлял людям после грехопадения. От роскошей дедьки и люди начинали брыкаться в раю много раз, постоянно склонялись к Греху и Чёрной Потьме. Под нашептывания нечистых сил им между прочим хотелось и горя. Не зная, что такое горе, и, думая, что оно даст им новые наслаждения, они просили Сварога ниспослать им его. «Хоть добудь из–под земли, Боже, горе нам пошли!» – молились денно и нощно. Конечно, Сварог не дал им горя. Когда же дедьки и люди, призвав на помощь Чёрную Потьму, пошли против небесных Дедов и грехопадение свершилось, Дед Сварог сказал им:
«Единственной моей ошибкой при сотворении мира было создание дедька и человека. В бесконечной доброте моей слишком много щедрот влил я в вас, неблагодарные и злые дети!.. От них у вас ум зашел за разум и вы потеряли способность различать доброе от злого. Вы тяжко согрешили против добра, а призванное вами зло, захватив вас в свои страшные тиски, карает вас беспощадно. Не раз, а сто раз спасал я вас в раю от ваших греховных желаний, обуревавших вас по наущению врагов ваших – тёмных сил из Чёрного Света. Я оставляю вас и ухожу от вас. И пройдут многие мириады лет, пока вы меня опять найдете и увидите. В страданиях в великих и горе чёрном, ниспосылаемых на вас Чёрной Потьмой, будете искать меня и молить меня о спасении… Но я спасать вас больше не буду. Это не поможет: вы опять начнете брыкаться!.. Спасайте себя сами: дружите только с Добрыней, прочь гоните злую Злыню. Сейч ас я вдунул в души ваши мою Сварожью искру Божью, частицу естества моего, с помощью которой вы сможете отличать добро от зла. Эта искра – совесть ваша. Она будет служить вам путеводной звездой во всех ваших начинаниях и действиях. Только ваши благие дела могут теперь спасти вас и всех ваших, попавших в Черный Свет в когти и зубы Чёрной Потьме. Только после страданий и бед от зла вы сумеете ценить добро и будете хранить его как зеницу ока своего. Только добром, благими делами вы меня найдете и тогда я буду опять с вами. Теперь вы останетесь без Бога и напрасны будут просьбы и моления ваши к нему. Спасайтесь сами: чините добро!».
Се сказавши, Сварог оставил Белый Свет и ушёл в бесконечность создавать новые миры.
… Религия славян не была религией отчаяния, ибо они верили, что настанет время, когда все люди на земле сделаются добрыми. Тогда Светлый Луч Добра от их благих дел (Луча Зла тогда не будет вовсе) станет столь великим и мощным, что уничтожит Чёрную Потьму и её нечистый плод – чертей и, прогнав срубную тьму, обелит Чёрный Свет, а с чернотой исчезнет и всякое зло, и повсюду во вселенной водворится святое безгрешное Царствие Божие.
По свидетельству греческого писателя Прокопия (YI в. н.э.) и немецкого хроникера Гелмолда (ХII в.), славяне верили только в одного Бога ТВОРЦА и ВСЕДЕРЖАТЕЛЯ. Это божество они считали двуполым, т.е. андрогином (в физическом отношении), обладавшим двумя необходимыми для творения свойствами – мужским и женским (дуада в монаде: плюс и минус, фаллус и ктеис, род и рожаница). Эти свойства были руководимы Светлым Разумом Благим (триада в монаде в духовном отношении), причём под влиянием в седой древности матриархата, когда женщины были главами семей, препочтение давалось его женскому полу.
Этого единого Бога Творца они называли просто Богом, Старым Богом, Богом богов, Прабогом, Сва–Богом или Сва–Рогом, как и разными другими менами: Великий Дед, Слава, Светозар или Световид, Владимир, Один, Троян–Трояга–Триглав, Род–Рожаница.
В древности слово «рог» было синонимом слова «мощь–сила» («были роги, да пообтерли боги»). «Сва», т.е. «вся», сохранившееся в сербском и других славянских языках, приложено к «рог» в женском роде опять–таки под влиянием матриархата. По этой теории Сва–Рог значит – Всемошь, Всесила.

Теория о происхождении слов «Русь», «Русский» и «Славянин, славянский» от имени божества Сварог–Слава не будет слабее других известных теорий об этом предмете – туманных и всё еще недосказанных. По этой теории все славяне, суть и русские (и чехи, и поляки, и сербы и др.), носят два названия: а) от Славы и б) от Сва–Рога. Все они, повторяем, суть и русские–русы или россы, как их в древности называли чужие писатели, – дети двуполого божества (Сва)Рог–Славы. «Руссы» или «россы» – то же, что «роугсы» или «рогсы» от слова «рог» или «роуг» («оу» произносится как одна буква и выговаривается посредине между О и У). Свистящая буква не терпит в славянских языках буквы гортанной и изменяет её в свистящую или шипящую, например: чех–чехский–чешский.
Поэтому от корня «рог» (или «роуг», «бог–боуг», «вол–воул» и т.д., как это произношение сохранилось еще в польском языке) эта перемена будет: рогс – росс, роугс – роусс или ругс – русс, рог–ский – рос–ский, роуг–ский – роус–ский или руг–ский – рус–ский, т.е. КРЕПКИЙ, МОЩНЫЙ.Как и во всём другом (например, в собственных именах: Святослав, Светлан, Звонимир и т.д.), и здесь не обошлось без поэзии. Народ, поэт по природе, назвал себя МОЩНЫМ и СЛАВНЫМ. Под влиянием матриархата, как указано выше, предпочтение давалось женскому полу, в данном случае – Славе, отсюда и слова «славяне–славянский» являются общим, всеобъемлющим названием племён, произошедших от единого когда–то Рода, носившего это название. Об этом предпочтении свидетельствуют сохранившиеся женские имена двуполых божеств (Жив–Бог и Жива, Купало и Купальница, Род и Рожаница и т.д.) в то время, как мужские затерялись и упоминаются только в песнях.
Доподлинно известно (Слово о полку Игореве и др. памятники), что русские называли себя и считали себя «Дажь–Божьими внуками», т.е. Божьими детьми, потомками Солнца. Это обстоятельство также поддерживает теорию происхождения названия «русский», т.е. мощный, от божества Сва–Ро(у)г, т.к. Дажь–Бог тот же Сва–Рог в его проявлении в природе светом и теплом.
Так как единого Бога считали существом далеким и недоступным, славяне, во всём поэты, чтили его в понятных им проявлениях его в природе (солнце, молнии, ветре и т.д.) и этим проявлениям давали соответственные поэтические имена, которые впоследствии мало–помалу ими олицетворялись и стали именами как бы отдельных божеств – Сварожичей или прибогов. Эти прибоги были только исполнителями воли Прабога и выполняли предназначенные ими работы на Белом Свете вообще и на земле в особенности, творцами они НЕ БЫЛИ.
Итак: в проявлении света и тепла Сварог был у них Дажь–Богом или Хорсом; в проявлении огня и воды – Перуном–Чёрной Тучей; в проявлении воздухов–ветров – Стри–Богом; как подателя материальных благ называли его Волосом или Велесом (например, в кочевом быту волос–скот считался почти единственным источником богатства); как раститель растений, кормилец всех земных тварей и держащий лад в природе – Ладом, Ладой; как весенние животворящие семена солнца – Ярилом, Ярью, Ярилой; как летнее солнце – Купало, Купалом, Купалой, т.е. божеством урожая и зрелых плодов.
В представлении славян этот единый Бог Творец и Вседержатель был единственным начальником–князем, хозяином своего солнечного хозяйства Белого Света и Небес также, как у них старший в роду считался единственным хозяином, начальником–князем всего Рода или задруги и их имущества. Они, славяне, молились только ему – Богу Творцу, и сохранившиеся припевы «Сияй, сияй Боже!», «Слава Богу на небе!», «Славен еси, наш милый Боже, на небеси!» и другие относились к нему и пелись ему. Но праздники с играми, танцами–хороводами в боголесьях (гаях) были сопряжены с доступными и понятными человеку проявлениями божества в природа, т.е. с прибогами.

 

www


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста