| Источник

Историк В.С. Кулешов: Факты говорят против традиционного понимания летописного сообщения: никакого союза ильменских словен и поволжской мери, в IX в., безусловно, не было. Интерпретируя какие-то очень важные события в Верхней Руси (но не в Поволжье!) начала 860-х годов, на наш взгляд, историкам не стоило прибегать к странным гипотезам, ныне, к сожалению, прочно закрепившимся.

МАТЕРИАЛЫ 12-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ с. 538

МАТЕРИАЛЫ 12-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ с. 538

С эпохи мезолита прослеживаются глубокие культурные различия между этими областями, ярко проявившиеся, кстати, и в средневековье в виде политического противостояния Новгорода и Ростово-Суздальской (Владимиро-Суздальской) земли [Исланова 1998].

Пожалуй, во всей истории Древней Руси не найти темы, более знаменитой и дискуссионной, чем призвание варягов (resp. сказание о призвании варягов Повести временных лет). Вполне очевидно, что практически невозможно сказать здесь что-либо принципиально новое, ибо на данный момент высказано, кажется, всё, что могло и должно было быть высказано. Однако мы, твёрдо веруя вслед за Аристотелем в то, что «даже известное известно немногим», всё же попытаемся ниже ещё раз осветить один вопрос, очень редко просачивающийся на страницы исторических сочинений. (Правда, он встречается в работах таких знаменитых авторов как, например, В. Л. Янин, Р. Г. Скрынников, а Д. А. Мачинский даже посвятил ему большую часть своей большой проблемной статьи [Мачинский 1986], выводы которой, к сожалению, не были должным образом учтены исследователями.)

Этот вопрос: кто скрывается за мерей сказания о призвании варягов и некоторых других сюжетов Повести, связанных с Верхней Русью и князем Олегом (тексты о походах на Киев в 882 г. и на Константинополь в 907 г.)? То, о чём ниже пойдёт речь, давно известно и опирается на известные факты. Введение в проблематику «Руси Трувора» см. в [Лебедев 1994].

Рюриково городище

Рюриково городище

Распространено мнение, что меря поименованных сюжетов (см. полную сводку текстов в [Леонтьев 1996:22]) тождественна той мере этногеографического введения ПВЛ, которая жила на озёрах Ростовском и Клещине. Формальные основания для такого утверждения очевидны, но против него существует ряд возражений.

Во-первых, само по себе совпадение этнонима в упомянутых текстах может и не означать совпадения реалий, имевшихся ввиду первым автором Повести или его информаторами. Множество заведомо различных финно-угорских народов имеют общие или созвучные этнонимы, например: прибалтийские ливы и олонецкие ливвики, средневековая водь и саамы *vuwje, древние жители Сааремаа (этноним которых отразился в латышском названии острова Samsala) и современная финская нация.

Во-вторых, если принять, что «рюрикова» меря всё-таки жила в Верхнем Поволжье, то существование в это время (середина IX в.!) племенного союза упомянутых Нестором народов, «северно-русской федерации» как формы политической консолидации территорий от Северо-Запада до Верхнего Поволжья сомнительно по многим причинам.

Битва суздальцев с новгородцами. (фрагмент). Икона начала 15в. Новгород.

Битва суздальцев с новгородцами. (фрагмент). Икона начала 15в. Новгород.

Это явление совершенно выпадало бы из историко-культурного контекста IX в.: ни археологические источники, ни социоэтнические реконструкции реалий той эпохи не говорят о существовании необходимой напряжённости культурных, этнических и иных коммуникаций между столь удалёнными регионами, скорее, наоборот: с эпохи мезолита прослеживаются глубокие культурные различия между этими областями, ярко проявившиеся, кстати, и в средневековье в виде политического противостояния Новгорода и Ростово-Суздальской (Владимиро-Суздальской) земли [Исланова 1998].

Факты говорят против традиционного понимания летописного сообщения: никакого союза ильменских словен и поволжской мери, в IX в., безусловно, не было. Интерпретируя какие-то очень важные события в Верхней Руси (но не в Поволжье!) начала 860-х годов, на наш взгляд, историкам не стоило прибегать к странным гипотезам, ныне, к сожалению, прочно закрепившимся.

 

Труворово городище

Труворово городище

Последнее и важнейшее. Бросается в глаза географическое несоответствие между предполагаемым большинством исследователей верхневолжским «адресом» мери 862 г. и, кажется, соответствующем ей «Изборском Трувора» (напомним, что Труворово городище под Псковом им быть не могло, ибо в рассматриваемое время его ещё не существовало), тогда как прочие «участники» призвания получили князей в «своих» «городских центрах» или поблизости от них. (Правда, не наблюдается ясности: если какие-то кривичи, как показано А. Д. Мачинской, и жили в Ладоге, а какие-то словене, безусловно, поблизости от будущих Рюрикова городища и Новгорода, то весь может быть населением как приладожской курганной культуры, так и культуры типа городища Крутик, а «Белоозеро Синеуса» — соответственно городищем у дер. Городище на р. Сяси или Киснемским городищем на северном берегу Белого озера).

 

Курган Синеуса

Курган Синеуса

Если «рюрикова» меря жила поблизости от будущего Изборска, то понятными становятся причины поздних конъектур про «чудь» (вывод А. А. Шахматова [Шахматов 1908]): меря-то жила в Ростове, а под Изборском жила, конечно, чудь! Заметим, однако, что количество призванных князей в новой редакции текста почему-то не было увеличено.

 

Гора Meremäe

Гора Meremäe

В 12 км к юго-западу от города Печоры под Псковом, в Сетумаа, существует село МЕРЕМЯЭ (Meremäe). Первая приходящая на ум этимология — «морская горка» (эст. meri, основа mere- ‘море’). На этом можно было бы остановиться, но есть препятствие: носители эстонского языка воспринимают этот топоним иначе (устное сообщение Х. Валка, Тарту). «Мерянская горка» — говорят они.

На Верхней Луге есть село МЕРЁВО, а один из новгородских концов назывался НЕРЕВСКИМ сродни с озером НЕРО [Матвеев 1978], НЕРГА, НЕРЕХТА.

Именно эту мерю новгородской округи имели ввиду В. Л. Янин и Р. Г. Скрынников, комментируя летописное сообщение. Любопытен также вывод В. П. Яйленко о том, что «меря (речь идёт о «рюриковой» мере Верхней Руси. — В. К.) не имеет отношения к финно-угорскому верхневолжскому народу меря, это обозначение веси по обитанию её у озера Илмеря» [Яйленко 1993:50] (с самым последним выводом автора согласиться, впрочем, никак нельзя).

Поскольку в этой проблематике фигурируют Изборск и Меремяэ, позволим себе уточнить: некая меря жила помимо будущей новгородской округи ещё и в будущей псковской округе. Интересно, что один из известных по летописи людей княгини Ольги (происходящей, как известно, из Нижнего Повеличья; см. в связи с этим работы А. А. Александрова) и князя Игоря носил имя *Искусь или *Искусъ (в тексте летописи — DatSg Искусеви), которое вполне может быть прибалтийско-финским (возможны различные этимологии).

Слои городищ Камно и Псковского, датированные первой половиной – серединой IX в. (для последнего имеется дендродата по спилу бревна из слоя пожара начала 860-х гг.) относятся к поселениям прибалтийско-финской культуры Рыуге [Белецкий 1993:80; Плоткин 1974].

Русь Рюрика. Никакого союза ильменских словен и поволжской мери не было

Кулешов Вячеслав Сергеевич — студент исторического факультета СПбГУ. МАТЕРИАЛЫ 12-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ с. 538

ЛИТЕРАТУРА

Белецкий С. В. Древний Псков по данным археологии // Древности Северо-Запада России (славяно-финно-угорское взаимодействие, русские города Балтики). СПб., 1993.

Исланова И. В. Изменения культурной ситуации от мезолита до средневековья (по материалам северо-востока Тверской области) // Тверской археологический сборник, 3. Тверь, 1998.

Лебедев Г. С. Труворово городище и западные форпосты Руси Рюрика (обозначившаяся про-блема) // Памятники средневековой культуры: Открытия и версии. СПб., 1994.

Леонтьев А. Е. Археология мери: К предыстории Северо-Восточной Руси. М., 1996.

Матвеев А. К. Топонимические этимологии, XI: Название озера Неро // Советское финно-угроведение, 14:1. Таллин, 1978.

Мачинский Д. А. Этносоциальные и этнокультурные процессы в Северной Руси (период за-рождения древнерусской народности) // Русский Север: Проблемы этнокультурной истории, этнографии, фольклористики. Л., 1986.

Плоткин К. М. К вопросу о хронологии городища Камно // Краткие сообщения Института археологии, 139. М., 1974.

Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908.

Яйленко В. П. Прибалтийско-финская топонимия средневекового Новгорода и его окрестностей // Эпиграфика и ономастика Восточной Европы и Византии. М., 1993.

история, Рюрик
admin

Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста