| Источник

Но, несмотря на то, что старая религия русичей была так по наглому дискредитирована, христианство распространялось не так быстро, как хотелось бы банде Владимира.

Распространение кровавого христианства на Руси

Начал он с Киева, где большая часть киевлян крещение не приняла. Жители бежали по лесам и по степям, не предав своих старых богов.

[!] Вначале Владимир с его шайкой поубивали всех языческих волхвов, хранителей народной мудрости.

Потом Владимиром были приглашены иудеи в поповских рясах из Царьграда для борьбы c «поганым язычеством», каковым эти жиды называли солнечное мировоззрение наших отцов и дедов.

[!] Тысячами сжигались деревянные дощечки и берестянные грамоты с древними сказаниями наших летописцев, с историей, с литературой, с поэзией.

Все исторические источники времен христианизации принадлежат перу духовенства. Летописание находилось всецело в руках церкви. Воцарившись на обломках языческой Державы Святослава, она начала создавать свою, новую историю русов, изъяв из нее или облив грязью всё ей неугодное.

Жулье в черных ризах

Жульё в чёрных ризах, сочинявшее всякие небылицы, жития и поучения, отсекали всякую память об именах и деяниях наших праотцев. О тех, кто примером своей жизни мог воодушевить юные поколения на подвиг свержения ненавистного жидохристианского ига.

Коль ты примешь, князь, христианский лад,
К нам на Русь, говорю заранее,
Вороньем церковники налетят,
Навезут «святое писание».
Хоть писание это «святым» зовут,
Трудно книгу сыскать развратнее,
В ней и ложь, и грязь, и постыдный блуд,
И вражда, и измена братняя.
Занедужим мы от их «аллилуй»,
Что во сне-то у нас не виданы!
Будут петь на Руси «Исайя, ликуй!»
Будут читать псалмы Давидовы.
Чужеродные, чуждые словеса,
Заскрежещут арбой немазанной,
И пойдет от них увядать краса,
Речи русской, шелками вязанной!
Коли деды клюкву едят,
Скулы внукам сведет оскомина.
Много бед церковники натворят,
Истерзают народ расколами.
Встанет брат на брата и род на род!
Ой, люта вражда между близкими!
Вновь усобица по Руси пойдет,
Самый подлый наш ворог искони!

(И. Кобзев)

Христианское иго – страшнее монголо-татарского и коммунизма

Русские несколько десятилетий сопротивлялись насильной христианизации. На Руси то и дело вспыхивали восстания против жидохристианского ига. В то время христианизация сопровождалась фактически Гражданской войной.

[!] Кстати сказать, жидохристианизация носила еще более кровавый характер, чем жидокоммунизация после 1917 года. «Добровольное» принятие христианства сократило население русских в Киевской Руси с 12 миллионов до 3 миллионов, из которых 6 миллионов погибло до монголо-татарского ига, а 3 — при помощи ордынцев (Н. Н. Островский «Святые рабы», стр. 10) – 75% населения Руси.

В процентном содержании христианский геноцид был еще более страшным, чем коммунистический террор, коллективизация и индустриализация вместе взятые. Жидохристианское иго было куда страшнее монголо-татарского ига.

Однако работа была бы неполной, если бы у народа осталась память о своих родных чурах-праотцах, о культуре, об истории, а особенно о наших прекрасных книгах.

[!] Последние исследования показали, что дохристианская Русь, как на Севере, так и на Юге, была страной почти сплошной грамотности.

И это христианская дешевая ложь, что до крещения русские были неграмотными варварами. Именно в житии «святого» Кирилла (в миру — Константин) говорится, что он видел у русского в Корсуни (в Крыму) евангелие, написанное русскими буквами. Пытаются даже доказать, что не «роуськими» а «пруськими» буквами писано.

Мысль о том, что русские за многие тысячи лет до христианства имели свою письменность, доводит таких вот «историков» до полного отупения!

[!] Русские летописи, которые в связи с особой ценностью, писались на дорогостоящем пергаменте, целиком соскабливались и заполнялись церковными текстами.

Философский смысл как ветхого, так и нового заветов до XIX века оставался за языковым барьером церковно-славянского языка скрытым почти наглухо. Те же немногие русские люди, докапывающиеся до кровожадности и шовинизма ветхого завета и безродного космополитизма нового завета (а такие, безусловно, были), убивались.

Естественно во имя христианского интернационала рабов иудейской идеологии. «Русская православная» церковь делала все, чтобы кастрировать историю Руси. Даже пытались доказать, что до Рюрика у нас истории не было вообще.

Воевал этот выродок Владимир в основном со своими подданными.

[!] Он, развалив Русь Святослава, владения которого шли от Каспийского моря до Болгарии, укрепил оборону Византии — злейшего врага Руси! И даже послал 6-тысячный отряд на помощь императору. Владимир уничтожал обычаи славян, религию, волхвов, хранитилей народной мудрости.

Людей, не желавших креститься, Владимир сгонял на окраины Руси — копать рвы и строить крепости. Освободившиеся от коренных жителей земли он заселил кочевыми племенами торков, чёрных клобуков и берендеев.

Кроме всего он ввёл смертную казнь «за разбой», то есть казнил восставших против христианского чужебесия.

[!] Крещение Белых Хорват было жестоким, где он сделал «безлюдными более десяти городов, деревень же было совершенно разорено не менее пятисот» («Записка греческого топарха»).

Владимир щедро раздавал лучшие славянские земли греческим попам. Превратил Киев в «Новый Иерусалим», за что и был награждён званием «святой». Перед смертью он раздал Русь всем своим 12 сыновьям, превратив её в 200-летнее поле боя «княжеских усобиц» и «обид».

На протяжении веков церковь старательно уничтожала нашу историю.

[!] В 996 году князь Владимир уничтожает подробный Летописный Свод Русской Империи и устанавливает запрет на Русскую историю до христианизации, то есть закрывает историю.

Но, несмотря на все старание, Владимиру и его банде не удалось полностью уничтожить исторические источники. Их было слишком много на необъятной Руси.

Роль генерального цензора на себя взял летописец Нестор. Вся предшествующая этому проклятому богами 988 году история Руси была пересмотрена с позиции иудейских хозяев. Из всего многовекового багажа дохристианских летописей Нестор составил свой краткий курс, который нам преподносится на протяжении веков, как шедевр великого летописца. Но при этом замалчивается, что предыдущая история безжалостно уничтожалась, так как она была безмерно выше, полнее, честнее, чем безродная летопись Нестора. Недаром коммунисты обожают Нестора. Они у него многому научились.

На широких стогнах и ночных кострах
Жгли языческое «чернокнижие».
Все, что русский люд испокон веков
На бересте чертал глаголицей,
Полетело мохом в гортань костров,
Осененных царьградской троицей.
И сгорели в книгах берестянных
Дива дивные, тайны тайные,
Заповеданный голубиный стих,
Травы мудрые, звезда дальние.

(И. Кобзев)

Кровожадное христианство против родного язычества

В Новгороде Владимир приказал низвергнуть языческих идолов тому самому иудею Добрыне, который раньше воздвиг Перуна. Других идолов изрубили на куски и сожгли. Капища древних богов были разрушены. На их месте, как правило, строили церкви.

На холме, где стоял Перун, Владимир приказал возвести церковь в честь своего небесного покровителя Василия. Закладывается церковь пресвятой богородицы. На содержание этого храма князь жертвует одну десятую часть своего дохода. После крещения киевлян Владимир приказывал строить церкви во всех городах, селах и приводить людей к крещению. В начале XI века Киев имел вид христианского города со множеством деревянных церквей и домов. Не правда ли знакомый сценарий?

Стали крестить и всю остальную Русь. Велели строить церкви по городам и загонять в них народ.

Священников наехало из Греции немало, но для поголовного крещения было недостаточно.

Повсюду возникали очаги сопротивления. Например, крайне медленно ожидовлялся город Муром, Ростов и другие города. Новгородцев смогли заставить принять крещение только в XII веке. А что касается новгородских окраин, то они сохраняли древнерусскую религию вплоть до середины XVI века.

Христианская резня в Новгороде

Итак, в пятницу, 29 августа 990 года началось крещение новгородцев. Князь Владимир при крещении учинил резню в Новгороде.

Дядя князя Добрыня, воевода Путята и епископ Иоаким Корсунянин крестят огнем и мечом новгородцев.

[!] Раскопки подтвердили, что при крещении было сожжено полгорода.

Всех крестившихся одаривали крестами нательными (бирка «наш»). Вот что рассказывает нам Иоакимовская летопись:

«В Новгороде люди, увидев, что Добрыня идёт крестить их, учинили вече и заклялись не пустить их в город и не дать опровергнуть идолов. И когда он пришёл, они, разметав мост великий, вышли с оружием, и какими бы угрозами или ласковыми словами их Добрыня ни увещевал, они и слышать не хотели, и вывели два самострела больших со множеством камней, и поставили их на мосту, как на настоящих своих врагов. Высший же над славянскими жрецами Богомил, который из-за своего красноречия был наречён Соловьем, запрещал людям покоряться.

Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, и учили людей, как могли. Но гибнущим в нечестии слово крёстное, которое апостол сказал, явилось безумием и обманом. И так мы пребывали два дня и крестили несколько сот людей».

Обратите внимание на терпимость этих «дикарей»-язычников, ходят какие-то христианские недоноски и «сеют слово божье», и язычники вместо того, чтобы их разорвать на части, не причиняют им никакого вреда!

«Тоща тысяцкий новгородский Угоняй ездил повсюду и кричал: «Лучше нам умереть, нежели богов наших отдать на поругание!». Народ же оной страны, рассвирепев, дом Добрыни разорил, имение разграбил, жену и родных его избил. Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышлёный и храбрый, приготовив ладью и избрав от ростовцев 500 человек, ночью переправился выше города на ту сторону и вошёл в город, и никто не остерёгся, так как все видевшие их думали, что видят своих воинов. Он же, дойдя до двора Угоняя, его и других первых мужей, тотчас послал к Добрыне за реку.

Люди же той страны, услышав про это, собрались до 5.000, обступили Путяту, и была меж ними злая сеча. Некоторые пошли в церковь Преображения Господня, разметали дома христиан и стали грабить».

То есть, в Новгороде преспокойно стояли христианские церкви, как и в других городах Руси, и их никто не трогал, но как только христианские выродки захотели «ниспослать» свой «дух святой» — поднялся вполне естественный гнев против насильственного крещения!

«А на рассвете подоспел Добрыня с бывшими с ним воинами, и повелел он у берега некоторые дома поджечь, чем люди были весьма устрашены, и побежали они тушить огонь. И тотчас перестали сечь, и тоща первые мужи, придя к Добрыне, стали просить мира.

Добрыня, собрав воинов, запретил грабёж, и тотчас сокрушил идолов, деревянные сжёг, а каменные, изломав, низверг в реку, и была нечестивым великая печаль. Мужи и жёны, видев это, с воплем великим и слезами просили за них, будто за настоящих богов. Добрыня же, насмехаясь, им говорил: «Что, безумные сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них чаять можете» (в XX веке попы чего-то очень обижались, когда-то же самое с их церквями делали большевики — S.C.). И послал всюду, объявив, чтобы все шли к крещению. И пришли многие, а не хотевших креститься воины притаскивали и крестили, мужчин выше моста, а женщин — ниже моста (таким способом очень «убедительно доказывалась правота христианства» — S.C.). И так крестя, Путята шёл к Киеву. Поэтому люди и поносят новгородцев, мол, их Путята крестил мечом, а Добрыня огнём».

Владимир под пятой жидохристиан

Если уж город крестили таким бандитским способом, то нетрудно догадаться, как обращали в «веру Христову» жителей маленьких городов и сёл. Наверное, немало населенных пунктов было вообще сметено с лица земли. Жидохристиане, погрязшие в «добре» по уши, побеждали. Но не силой слова, а силой оружия!

Не закажешь Перуну царствовать!
Довелось ему пятьдесят веков
На родной Руси государствовать.
Это он Царьград с нашим войском брал.
Это он был заветом мужества:
Это он косогами шел на брань,
Обрядясь в доспех Ильи Муромца.
Это он парней закалял в боях,
Что бы души в покой не кутали,
Чтоб ценили выше всех прочих благ
Буревой размах русской удали!
Не учил Перун: коли бьют в щеку,
Подставляй другую смирнехонько,
А учил Перун дать отпор врагу,
Чтоб обидчик завыл тошнехонько!
Оттого Святослав был так люб ему!
Русь не знала верней хранителя!
Знать, Перун по образу своему
Сотворил такого воителя!
И когда Ольга-матушка на Босфор
За заморским крещеньем плавала,
Святослав не зря затевал с ней спор.
Вспомни, князь, слова Святославовы!
Он зело стыдобил княгиню-мать,
Он в сердцах вопрошал с презрением:
«Не срамно ль дружину нам потешать
Непотребным чужим крещением?!»

(И. Кобзев)

Князь Владимир поначалу отменил смертную казнь. Как повествует «Повесть временных лет», вскоре к нему прибежали взволнованные греки. «Почему не казнишь разбойников?» — спросили они. «Греха боюсь», — откликнулся князь, — «Как там говорил господь: «Не убий», «Не судите, да не судимы будете, прощайте, да прощены будете» и так далее». Попы, ничуть не смутившись, тут же процитировали послание Павла к римлянам:

[!] «Начальник есть божий слуга тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». «Так, что ты для того и поставлен богом, чтобы различать добрых и злых».

Владимир облегченно вздохнул и приказал смертную казнь восстановить. Естественно, церковь заботилась здесь не только о княжеских, но и о собственных интересах — первое восстание против введения христианства произошло уже в 989 году в Новгороде. Как, спрашивается, добродетельным христианам убеждать злых язычников в своей правоте без смертной казни?

Через 10 веков с приходом к власти, коммунисты в пропагандистских целях тоже отменят смертную казнь. 28 октября 1917 года об этом оповестила газета правительства в своем первом номере. Однако уже 8 января 1918 года в объявлении Совнаркома говорилось о

«создании батальонов для рытья окопов из состава буржуазного класса мужчин и женщин под надзором красногвардейцев. Сопротивляющихся расстреливать».

То есть смертная казнь без суда и следствия. При составлении УК СССР в 1922 году Ленин был одержим манией впихнуть туда как можно больше расстрельных статей.

Жидослужебные книги периода христианизации

Что читали на Руси в период христианизации? Богослужебные книги. Без них богослужение (жидослужение) было невозможно.

Первыми епископами на Руси были греки и болгары. А низшие чины в церковной иерархии формировались из новообращенных местных жителей.

В конце Х — начале XI веков киевские митрополиты подготавливают местные «кадры». По подсчетам Б.В. Сапунова, только для церковных нужд Руси в XI-XII веках требовалось не менее 90.000 богослужебных книг почти трех десятков наименований. Это одуряющее информационное поле, нахлынувшее после христианизации Руси, вколачивалось в голову буквально с пелёнок.

Вот что читали наши праотцы, закормленные до предела божьей благодатью. Например, индексы верочитной и отреченной литературы, приведенные в «Изборнике» 1073 года: «Апостольские уставы», «Слово того же Иоанна [Дамаскина] о верочитных книгах», «Богословец от словес». В числе рекомендованных для чтения книг здесь перечислены практически все книги ветхого и нового заветов, за исключением книг пророков Неемии и Варуха, а также «откровения» Иоанна богослова. Сюда же приплюсуем учительные и агиографические произведения, появившиеся в XI-XII веках: трактат «Об опресноках» киевского митрополита Леонтия, «Слово о Законе и благодати» будущего митрополита Илариона, «Поучение к братии» Луки Жидяты, «Память и похвала князю Владимиру» Иакова Мниха, сочинения Феодосия Печерского, жития Бориса и Глеба, Антония и Феодосия Печерских, Клево-Печерский патерик и многие другие.

Что ещё? Отреченная литература. Так называемая носительница «третьей» культуры. Её чтение однозначно не запрещалось, но и не рекомендовалось. В статье «От Апостольских уставов» «Изборника» 1073 года записано: «странских [отреченных] книг всех уклоняйся». Коротко и в тему!

Это апокрифическая литература. А именно произведения как разрешенного для хранения и чтения вне церкви, так и «ложного» (безусловно запрещенного для христиан) характера.

Основную часть её составляют греческие и иудейские апокрифы. Среди них — «Сказание Епифания Кипрского о 12 камнях на ризе первосвященника», «Заветы 12 патриархов», книги Еноха, протоевангелие Иакова, «Хождение Богородицы по мукам», Паралипоменон Иеремии (Повесть о попленении Иерусалима), «Хождение Агапия в рай», «Откровение Мефодия Патарского», а также многочисленные другие апокрифы, относившиеся к числу верочитных. С XIII века получает известность апокрифическое «Сказание Афродитиана» — переложение второй главы «Евангелия от Матфея», широко распространенное в Восточной и Центральной Европе. Многие апокрифы имеют параллели в талмудической белиберде.

Наряду с ними на Руси были популярны и «ложные» апокрифы. Их подробные перечни встречаются, начиная с «Изборника» 1073 года: «Адам, Енох, Ламех, патриархи, молитва Иосифова, завет Мусии [Моисея], Исход Мусии, Пслалмы Соломона, Ильино откровение, Иосино видение, Софроння откровение, Захарьино явление, Иакова повесть, Петрово откровение, учения апостольские Варнавы, Посылание, деяния Паула, Наумово откровение, учение Климентово, Игнатове учение, Полукарпово учение, евангелие от Варнавы».

Вот так благодаря христианским стервятникам и строили пристройку к «храму Соломонова» наши праотцы!

[!] Очень хорошо показывают дела на Руси и следующие цифры.

За 1601-1700 годы в Москве было издано 483 тиража книг.

Из них НЕ РЕЛИГИОЗНЫХ — ЦЕЛЫХ 7! (семь).

Смертельное для Руси «Слово о благодати»

Особенно хочется отметить «Слово о законе и благодати», написанное митрополитом Илларионом в 1038 году. Оно преподносится как «первое именное произведение древней русской литературы». Что же это такое?

В области проповеди царили греки-миссионеры, но они были совершенно чужды русскому народу, а потому ничего оригинального сотворить не могли. Самое большое — приспособить свою греческую литературу к условиям русской жизни, к её невысокому (в христианском смысле) уровню. А византийская литература исповедовала беспощадно-отрицательное отношение к нехристианской литературе и культуре. Всё, выработанное до христианства, совершенно исключалось из области христианской литературы. И всё это нашло отражение в «Слове».

Речь в 1-й части «Слова» идёт об иудействе и христианстве. Торжественно «доказывается» «преимущество» последнего. Это была обычная и привычная литературная форма, когда иудаизм заведомо оставался в дураках, а христианство не нуждалось в защите.

По большому счёту предмета для разговора (о «борьбе двух религий») просто не существовало. Его не могло быть по определению. Христианам казалось, что они прямо вот тут, сейчас, возьмут иудейского быка за рога и завалят его. Наивные и глупые.

Основной причиной такого поведения было неприязненное отношение к евреям.

[!] И вот, с принятием христианства, неофиты оказывались «вдруг» «по шейку» в иудейской каше: в истории, в религии, в терминах, в риторике. Христианам это не очень нравилось, но попытка отказаться от жидовизма выглядит весьма блекло и тускло.

Подобные споры о том, что главнее — куры или яйца, ни к чему привести не могли. Но митрополит изрек:

«Прочь иудейство», ибо оно «ветхо, косно и скупо!».

Но, если не нравится тебе иудейство, то и не будь его частью! Не пропагандируй его, освободись от еврейства, выкинь на помойку распятого нательного жида, выкинь библию, а ещё лучше — сожги её! Благо, что отцы и деды твои имели другую «веру», не имеющую решительно ничего общего с гадливым душком жидохристианства!


Комментарии: 5 комментариев

  • Христианство действительно очень много бед принесло на Русь (и продолжает приносить), но вот упоминание таатаро-монгольского ига напрочь убивает доверие и к содержанию статьи и её автору. Ну не было никакого ига. Не было и быть не могло. Почитайте вот здесь http://wakeupnow.info/index.php/chief-menu-history/1084-kto-vydumal-tataro-mongolskoe-igo
    Или это сознательно делается, чтобы под видом подачи некоторой части достоверной информации навязать нам заведомо ложную, либо автор просто не глубоко знает затрагиваемый вопрос. В любом случае это плохо.

  • Что читали на Руси в период христианизации? Богослужебные книги. Без них богослужение (жидослужение) было невозможно.

  •      Вера предков

    Любит иудей субботу,
    Патриот — родную речь.
    Род нашёл и мне работу,
    Подарив духовный меч.

    Чтоб, ударив по колену
    И надев славянский крест,
    Русский, глядя на Селену,
    Мог взойти на Эверест.

    На вершине закрепил
    Боевое знамя русов,
    С другом медовуху пил,
    Презирал хапуг и трусов.

    Пусть лентяй мечтает вслух
    О большой горе объедков,
    Русичей поднимет дух
    Истинная вера предков.

    Заменив псалмы рабов
    Песнями людей свободных,
    Мы увидим Томск, Тамбов
    Без бандитов и голодных.

    Избежим мы катастроф,
    Отлучив воров от власти,
    Десять гумилёвских строф
    Сунем русофобам в пасти.

    Русь Сварог закрыл собой —
    Не грозит ей участь Трои,
    С неприятелем на бой
    Выйдут русские герои.

                 Василий Курганов.

    Кузбасс, 7 мая 2013

    Славянский крест http://old.redstar.ru/2012/01/18_01/4_07.html
    Духовный геноцид славян http://za.zubr.in.ua/2008/07/28/1946/
    Русичи мы! http://rodobozhie.ru/publ/vera/nashi_bogi/rusichi_my/3-1-0-10513

  • ЧТО ТАКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ
    Православие — от двух слов «право» — закон. «slave» — раб. Закон рабов божьих. Православие — это ортодоксальная версия иудаизма, смешанная с разнообразными языческими верованиями диких племен Европы, с которыми контактировали иудейские племена скло(е)ве(о)нов, антов и венедов во времена своей многовековой миграции от Рима до Валдая. Славяне — это Рабы Божьи, народ Израилев, несущий слово Божие в виде Закона Моисеева басурманам, то есть оратам или ариям Евразии. Стало быть славяне — государственно образующий этнос, который рассматривал государство Русь, Россию, как Третий РИМ. А все эти идеологические новоделы по, якобы, язычеству славян — это иудейская хитрость. Славяне никогда не были язычниками. Они — словены. Рабы Божьи. У них всегда была монотеическая религия. Они всегда жили по Евангелию от Луки и от Иоанна Богослова с 4-го века или 5-го века. Язычниками были и есть арии — оратаи — огне и солнцепоклонники или УГОРЫ. Дети Бога Солнца. История Евразии, История Руси — это история классовой борьбы пастушеских племен иудеев — семитов с племенами земледельцев оратаев — самараитов, История борьбы православия с язычеством. Христианство — это результат этой борьбы, отраженный в мозгах людей. Словены победили. О чем свидетельствует Храм Христа Спасителя в столице России, Москве, в котором эта победа наиболее ярко отражена. Почему победили? Благодаря строгому соблюдению Закона Моисеева и советам Христа, которые он дал иудеям в лице членов своей секты на тайной вечере накануне своего распятия: «Возведя меня на небо, вы будет пить кровь и поедать тело Бога моего. Так пейте кровь и вкусите плоти моей».
    Царь Иудеи, названный порождениями гиен с ехидною, ИРОДОМ (YEROD), на самом деле был из династии персидских царей DOREY. И, как истинный, самараиит преследовал иудейских первосвященников, поощрявших древнейшую традицию поклонников Бога Ягве, по умерщвлению иудейских младенцев своими родителями. И за это евангелисты сочинили Библейскую Историю о рождении Христа, которое привело к неслыханному преступлению. Это ж, как надо ненавидеть Христа, а!!!
    На счет КИЕВЛЯН. Если кто обратил внимание, слово КИЕВ в латинской транскрипции пишется «KYIF». Стало быть читаться должно как КАЙИФ — с тюркского «Благодать Божья». Древние киевляне — это СКАЙФЫ, люди НЕБА, а страна называлась СКАЙФИЕЙ — SKYFIA. Рекомендую посмотреть древние карты, а которых написаны названия стран.

  • Библия — Книга всего человечества, а не отдельно взятой нации. За период с 1815 по 1975 год было напечатано 2 500 000 000 экземпляров Библии. Не впечатляет? Назовите ещё подобное издание, с таким количеством экземпляров.
    В статье звучит призыв поклоняться идолам, деревяшкам, сделанных руками человека.
    «Делающие идолов все ничтожны, и вожделеннейшие их не приносят никакой пользы … Они не видят и не разумеют… Все участвующие в этом будут постыжены, ибо и художники сами из людей же… Кузнец делает из железа топор и работает на угольях, молотами обделывает его и трудится над ним сильною рукою своею до того, что становится голоден и бессилен, не пьет воды и изнемогает. Плотник … рубит себе кедры, берет сосну и дуб, которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его. И это служит человеку топливом, и часть из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печет хлеб. И из того же делает бога, и поклоняется ему, делает идола, и повергается перед ним … и молится ему, и говорит: «спаси меня, ибо ты бог мой». И не возьмет он этого к своему сердцу, и нет у него столько знания и смысла, чтобы сказать: «половину его я сжег в огне и на угольях его испек хлеб, изжарил мясо и съел; а из остатка его сделаю ли я мерзость? буду ли поклоняться куску дерева?» Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не может освободить души своей и сказать: «не обман ли в правой руке моей?» (Ис. 44:6-20, см. также Пс. 113:10-17, Иер. 10:5,14,15).
    В статье пропаганда национал-шовинизма.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста