| Источник

Принципы и механизмы ювенальной юстиции – это мина замедленного действия

Принципы и механизмы ювенальной юстиции – это мина замедленного действия даже в таком юридически продвинутом государстве, каким является Германия. И ждать от нее можно проблем не только семейных, но и общественных, политических, религиозных

В давний спор о внедрении в России ювенальной юстиции неожиданно вмешалась федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. Подбросила аргументов на чашу тех, кто против этой юстиции выступает решительно. Кто считает ее серьезнейшей угрозой для страны, для нашей культуры и призывает – цитирую – «отвергнуть ювенальные технологии как явление чуждое, зловредное и смертельно опасное для нашего государства».

Не буду пока говорить, откуда цитата, ознакомлю лучше читателей с другим документом, обнародованным на исходе мая Московской патриархией. Под скромным грифом «проект» и под сдержанным наименованием «Позиция Русской Православной Церкви по ювенальной юстиции» кроется настоятельный призыв к общественности задуматься над происходящим. Готовила документ специальная комиссия под председательством патриарха Кирилла, и один этот факт дает понять: случайных слов в тексте нет.

А есть вот такие, например: «создание ювенальных судов и инфраструктуры детского судопроизводства может привести к неоправданному вмешательству государства во внутренние дела семьи», что в свою очередь «может повлечь за собой трагические ошибки, перегибы, злоупотребления, жертвами которых станут в первую очередь сами дети», причем «упомянутые варианты развития событий особенно опасны тем, что оставляют поле для коррупции и чиновничьего произвола».

Осторожно сказано, но ведь и вправду оставляют. Ювенальная юстиция – это такое правовое пространство, в котором права ребенка ценятся выше прав родителей, прав семьи, выше культурных и религиозных традиций. Оставил ребенка без сладкого за проступок – значит нарушил его права, поставил под угрозу его здоровье. Привел к врачу, чтобы удалить гланды или аденоиды, – посягнул на физическую неприкосновенность. А уж если заставил ребенка (пусть даже вместе со всей семьей) соблюдать Рождественский пост – того хуже. Не случайно напоминает нам Русская православная церковь о том, что «существуют основанные на фактах жизни граждан ряда стран опасения, что методы ювенальной юстиции могут быть применены для ограничения религиозной свободы».

Совсем не случайно. В Германии недавно произошел случай, причудливо соединивший в себе истории врачебную и религиозную: там ребенку тоже проводили оперативное вмешательство, но на органе еще более деликатном, чем горло, – попросту говоря, сделали обрезание. Через два дня у четырехлетнего пациента из мусульманской семьи открылось кровотечение, взволнованная мать привезла сына в больницу, все закончилось благополучно – и прошло бы без следа, кабы не ювенальная юстиция и не ее служители из прокуратуры города Кельн, где все происходило.

Ребенок? обрезание? угроза здоровью? – и началась тяжба вначале в местном суде, а затем и в земельном суде Кельна. Итоговое решение впечатлило даже Германию, к ювенальной юстиции уже привыкшую: ни решение родителей, ни религиозные традиции, оказалось, не могут быть основанием для столь грубого нарушения физической неприкосновенности ребенка. Намеренное нанесение телесных повреждений, уголовная статья.

Виноваты при этом и врач – не надо было делать операцию, – и родители. Они все пока на свободе, но кто знает: может быть, прокуратура Кельна все-таки надумает, что после таких издевательств над малолетним гражданином люди должны сидеть в тюрьме.

Может быть, еще и права родительские отберут у матери с отцом.

Впрочем, тут уже поднялась шумиха на всю Германию – оттого, видимо, что и в этой стране завоевания ювенальной юстиции не всех умиляют. Особенно были возмущены религиозные деятели, причем единым фронтом с мусульманами – нечастый случай – выступили и еврейские религиозные организации, призвавшие отменить скандальное решение суда. Даже правозащитный центр Симона Визенталя, работающий в далеком от Кельна Лос-Анджелесе, не остался в стороне: обратился к Ангеле Меркель и бундестагу с требованием законодательно гарантировать права евреев и мусульман на обрезание, а также заявил, что подобные инциденты могут стать «пятном позора на современной Германии».

После этого и прозвучали слова федерального канцлера, озвученные ее официальным представителем Штеффеном Зайбертом: «За обрезание, проведенное в ответственной манере, не должно быть наказания. Всем в правительстве очевидно, что мы хотим видеть в Германии нормальную религиозную жизнь иудеев и мусульман».

Лукавое заявление, конечно: ремарка насчет «в ответственной манере» выдает желание проскользнуть между Сциллой и Харибдой, нормы ювенальной юстиции уважить и общественное мнение успокоить. Однако же по сути это признание: да, принципы и механизмы ювенальной юстиции – это мина замедленного действия даже в таком юридически продвинутом государстве, каким является Германия. И ждать от нее можно проблем не только семейных, но и общественных, политических, религиозных. «Явление чуждое, зловредное и смертельно опасное»: помните эту фразу из первого абзаца?

Урок, в общем, не только для Германии, но и для нас с вами.

Цитата же взята, кстати, не из выступлений возмущенных сограждан Меркель, а из открытого письма, написанного нашими с вами соотечественниками и про нашу с вами страну. Подписи под этим посланием, направленным президенту России, главам правительства и двух палат парламента в начале июля, поставили Владимир Бортко, Юнна Мориц, Наталья Нарочницкая, Юрий Норштейн и многие другие деятели отечественной культуры.

В суровом их послании и такие имеются фразы: «доносы на родителей – один из наиболее ярких, но не единственный камень преткновения, не дающий нашим согражданам принять ювенальную систему», «если, вопреки мнению народа, новое законодательство будет все же введено, это повлечет массовое нежелание наших сограждан иметь детей», «на самом деле то, что выступает под маской защиты детей, представляет собой грубое, бесцеремонное и беспрецедентное по своим последствиям вторжение в семью – эту святая святых любого полноценного общества».

Может быть, и перехлестывают наши творческие сограждане, но тревожатся совсем не попусту. Об этом и еще одна история из Германии, некоторое время назад ставшая достоянием гласности: 15-летний школьник из баварского города Эрланген, страдавший от травли со стороны одноклассников, был неожиданно для себя взят под защиту органами ювенальной юстиции. Только вот защитить его решили почему-то «от авторитарной матери» – и в сопровождении полицейского конвоя переправили в детский дом. Лишь через несколько месяцев мать сумела добиться возвращения сына, доказав свою невиновность.

Довольно типичная история для страны, где, по официальным данным, за год изымают из семей около 30 тысяч детей и подростков.

Совсем не тот случай, когда хочется жить «как в Европе».


Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста