| Источник

Он не позволит «ввергнуть свою страну в хаос государственных переворотов или сепаратистского расчленения»

// Игорь Плугатарёв

 

Коллаж Андрея Седых

Коллаж Андрея Седых

Беларусь становится генерал-губернаторской республикой, в которой, помимо вооруженных сил, насчитывающих 50 тысяч военнослужащих (плюс 15 тысяч гражданского персонала), будет создана еще одна 120-тысячная армия. К такому выводу можно прийти после заявления президента РБ, с которым он выступил 4 ноября на Гожском полигоне в Гродненской области, где состоялись учения войск территориальной обороны. В подтверждение своих слов белорусский главнокомандующий тут же вручил генерал-майорские погоны шести руководителям регионов страны и мэру Минска, заметив, что «это давно надо было сделать».

Судя по ряду последовавших вслед за данным событием комментариев, нововведение Батьки в военной организации Беларуси является реакцией Александра Григорьевича на события, происходящие в мире и прежде всего на севере Африканского континента («жасминовая», «финиковая» и «песочная» революции). Кстати, упомянутые выше маневры заранее не анонсировались, их явно провели неожиданно по инициативе главы государства. Они также являлись его решительным «ответом Чемберлену», то есть Западу, который после переизбрания Лукашенко президентом в декабре 2010 года вновь развязал широкую кампанию давления на РБ и ее лидера.

Подобное мнение у автора этих строк сложилось во время недавней поездки в республику. Там мне довелось пообщаться с белорусскими силовиками, простыми гражданами да и послушать самого президента (в рамках пресс-конференции для российских журналистов).

 

Войско из «партизан»
Но сначала о «новой армии» Лукашенко

 

Вся появившаяся о ней информация пока не дает полного представления о том, каким же будет это формирование. Из речи президента ясно лишь одно: губернаторам и столичному мэру, которым отныне наряду с экономическими и социальными проблемами придется заниматься решением военных вопросов, надлежит вместе с Генштабом полностью доработать нормативно-правовую базу. Она призвана послужить основой для проведения учений войск территориальной обороны, которые Минобороны совместно с новоиспеченными генерал-губернаторами предстоит преобразовать. В будущих законодательных актах пропишут, что за каждым автоматом, пистолетом, гранатометом, за каждым прочим образцом оружия должны быть закреплены конкретные люди. Эта армия в организационном порядке будет четко взаимодействовать с вооруженными силами при слаженном функционировании всех органов власти, причем не при возникновении военной угрозы. Таким образом, территориальная оборона в ее законченной конфигурации приобретет общегосударственный и всенародный характер.
Пока неясно и то, каким окажется порядок комплектования территориальных войск, из каких категорий граждан станут набирать их личный состав. Но во «всенародности» введения института генерал-губернаторства явно проглядывает идеологическая подпорка новой системы. Вполне возможно, что через «институт профессионального партизанства» будут проходить все военнообязанные белорусы-мужчины. Ибо, по мнению Лукашенко, территориальная оборона наиболее полно реализует представления граждан о защите своей страны: «Ведь в сознании каждого человека понятие «Родина» ассоциируется прежде всего с местом, где он родился и вырос, где находится его дом».

То есть в Белоруссии, похоже, появятся некие узаконенные ополчения общей численностью 120 тысяч человек. Роли мининых и пожарских в них сыграют назначенные президентом генерал-губернаторы и градоначальник Минска. Каждый из этой семерки «в случае чего» возглавит региональные рати профессионально обученных «партизан» и поведет их спасать Родину. Вместе с тем на страже ее независимости территориалам придется стоять повседневно, оберегая от внутренних смут (главным образом) и внешних угроз, чтобы мгновенно загасить любой очаг возгорания, чреватый такими же последствиями, как в Ливии, Египте и Тунисе.

В «основной» армии при этом никаких радикальных перемен не произойдет. «Все, что нужно было в плане реформы вооруженных сил, мы сделали, – констатировал Лукашенко. – Нашей армии не нужен полный переход к контрактной службе. Там, где должен быть контрактник, он служит. Там, где нужны солдаты срочной службы, они есть». Как известно, добровольцев набирают лишь в ряд спецподразделений республиканских ВС или для замещения узкопрофильных должностей, где не обойтись без особых знаний и навыков владения сложной боевой техникой.

Ранее на упомянутой выше пресс-конференции в контексте ответа на вопрос о военно-техническом сотрудничестве с Россией белорусский президент отметил: «Мы совершенствуем свои вооруженные силы, потому что четко помним: та страна, которая не кормит своих солдат, будет кормить чужих». Главным же в плане двустороннего ВТС Лукашенко назвал регулярные широкомасштабные маневры, которые проводятся на территории Беларуси и России поочередно раз в два года.

Наблюдавший за учениями на Гродненщине главком традиционно был одет в полевую военную форму с погонами, увенчанными большим красочным гербом белорусского государства. Почти всюду президента сопровождал его младший сын – 7-летний Коля в таком же военно-полевом облачении. Отец вот уже несколько лет неизменно берет мальчика с собой на мероприятия подобного рода (и даже принимает с ним парады). Два года назад малыш побывал и на прогремевших белорусско-российских маневрах «Запад-2009». («Натовцы тогда вообще все на ушах стояли, – так не без гордости обмолвился на пресс-конференции Александр Григорьевич, – уже чуть ли не готовились к войне».) Приехавший тогда на полигон президент РФ Дмитрий Медведев даже подарил дошкольнику-«генералиссимусу» пистолет (ненастоящий, разумеется).

Коллаж Андрея Седых (фото ИТАР-ТАСС)

Коллаж Андрея Седых (фото ИТАР-ТАСС)

Воздержимся здесь от ерничанья по данному поводу – в прессе, не исключая белорусские издания, их и без того хватает (не меньше, впрочем, «праведных» негодований). Но, как представляется, «военные похождения» Лукашенко с сыном определенно могут иметь и некоторое воспитательное значение для юных белорусов. Тем более что Батька уже не раз говорил и повторил на Гожском поле учебной брани вновь: «Что это за мужик, если он не знает, что делать с пистолетом, автоматом? Что это за мужик, если он не нюхал пороха (неважно, сколько в армии служил – год, полтора, два, три или призывался на месяц-два)? Мы должны готовить из каждого мужика защитника, и армии в этом отводится ключевая роль! Ребята, которые побыли в армии, совсем другие люди. В войсках они становятся настоящими мужиками, осознают свою роль, свою значимость». Впрочем, до призывного возраста Коле Лукашенко еще далеко.

Александр Григорьевич весьма критично отнесся к тому, что «некоторые» говорили о неуместности проведения каких бы то ни было учений в условиях, когда страна переживает серьезные финансовые трудности. Напомним, в Беларуси случилась резкая девальвация национальной валюты (цена доллара и евро с начала года по сентябрь официально подскочила почти в четыре раза, российского рубля – более чем в три). В результате заметно поднялись цены, в том числе и на основные продукты питания. В народе по этому поводу слышен ропот.

Но как бы «отдельные ни стонали», заявил Батька, на армию он бюджетных средств жалеть не собирается: «Я более информированный человек и я буду принимать решения, надо или не надо проводить военные учения. Мы должны демонстрировать своим недругам, что можем защитить себя. А в НАТО знают, на что способны наши вооруженные силы, там очень высоко нас оценивают». По словам Александра Григорьевича, нынешнее учение – командно-штабное и оно не потребовало огромных денег: «Но если надо – будем тратить!». Кстати, несмотря на сложную ситуацию, в этом году была увеличена численность органов пограничной службы (до недавнего времени Госпогранкомитет республики насчитывал 15 тысяч человек).

Каждому руководителю силового ведомства и генерал-губернаторам Лукашенко, отсмотрев учения, определил круг задач. Минины и пожарские должны сладить управленческий аппарат, способный эффективно решать вопросы территориальной обороны, создать в ее структуре войска. От Минобороны, а также Совбеза потребовал активно в этом подсобить. Администрация президента обязана поднять на новый уровень идеологическую работу, поставив патриотизм во главу угла, ибо «в настоящее время развернулась ожесточенная борьба за молодое поколение, особенно за тех, кто незнаком с военной службой». Госпогранкомитету главком вменил избавиться от «излишней парадности и показушности, что нехарактерно для пограничных войск». КГБ, по мнению Лукашенко, больше занимается аналитикой и докладами, а где «конкретные действия»? «Министру внутренних дел нужно забыть такие понятия, как прилично-неприлично, кто как на нас посмотрит, напишет, скажет. Вот мы бы приняли меры, но мы не знаем, какая будет на это реакция международной общественности. Что это за чепуха такая? Вы у меня, пожалуйста, не забирайте мои функции и полномочия, я с этим потом сам разберусь!» – строго указал Батька.

 

Напрасно мечтают недоброжелатели

 

Что касается содержания самих учений на Гожском полигоне, то хотя их замысел какой-то особой оригинальностью и не отличался (мне не раз доводилось писать репортажи со многих подобных мероприятий), у маневров обнаружилось сразу несколько отчетливых особенностей.

Первая. Учения не назвали антитеррористическими. Характерно, что «Белорусская военная газета» (печатный орган Минобороны), подробно освещая все происходившее на полигоне, ни разу не употребила термин «террористы». Это указывает на явный отклик организаторов маневров на события в Африке (хотя об этом тоже не говорилось ни слова). Вторая. Учебной операцией отчасти руководил вдруг ставший генерал-майором (запаса) губернатор Гродненской области Семен Шапиро, хотя главная роль отводилась, конечно, Генштабу. И третья. Трудно припомнить, чтобы где-либо столь активное участие в ратных игрищах принимали «партизаны», которых всерьез за бойцов никто и никогда не принимает. Допустим, в российском общественном сознании это некие мужики 30–40 лет, в старых бушлатах и мятых шинелях, небритые и в подпитии, которых неизвестно зачем оторвали от семей, работы на непонятную военную переподготовку. Белорусские же дяденьки примерно такого же возраста в общем и целом выглядели поистине как настоящие войска, хоть и территориальные.

Кратко о сценарии учений. На рубежах республики активизировалась деятельность диверсионно-разведывательных групп (ДРГ), а в самой стране появились незаконные вооруженные формирования (НВФ). 100 боевиков смогли прорваться через госграницу Беларуси. На пути у них встали пограничники, банда понесла потери, но какой-то части ее удалось уйти от преследования и укрыться в лесу. Брошенные на подмогу «зеленым фуражкам» внутренние войска МВД, а также оперативники КГБ вскоре установили, что остатки бандгруппы засели на хуторе, оборудовали базовый лагерь и готовятся к дальнейшим действиям.

Тут-то и пришло время «Ч» для подключения к активной работе территориальной обороны Гродненского региона. Созданному штабу была определена цель – пресечь деятельность ДРГ и НВФ, а руководство блокированием и уничтожением выявленного «противника» возложили на командующего силами специальных операций ВС РБ. На местности наладили зоркий контроль, на одном из возможных направлений движения диверсионной группы выставили взвод территориальных войск, который действовал в составе экипажа БТР мобильной роты, стрелковый взвод мобильной погранзаставы, а также экипаж ГАИ.

Дальше то, что видел Лукашенко. Боевики, двигавшиеся в автобусе и оказавшие сопротивление, были «уничтожены». Район доразведали с использованием беспилотника (белорусского производства, Батьке потом показали еще несколько отечественных БПЛА). Базу на хуторе окружили, по ней ударила артиллерия, «противнику» предложили сдаться, тот отказался. Гаубицы усилили огонь. Налетели «вертушки». Следом началась зачистка, при которой блокирование атакованного района осуществлялось четырьмя стрелковыми ротами территориальных войск, а прочесывали его группы силовиков различных ведомств, в том числе и военные кинологи с собаками. Однако главарю банды с подручными удалось просочиться сквозь заслоны. Но на пути их вероятного отхода с двух вертолетов Ми-8 были сброшены с использованием альпинистского снаряжения две разведгруппы. На перехват на трех автомобилях двинулся также взвод территориальных войск, а на тройке бронетранспортеров – мобильный взвод. Боевики не спаслись.

Так-то вот организованные «партизаны» совместно с профессионалами успешно повоевали. Белорусский главком остался доволен: боевой «ответ Чемберлену» оказался качественным. На описанном выше подведении итогов Лукашенко также отметил: «Созданная нами система защиты от внешних угроз с честью выдержала испытание на прочность. Мы продемонстрировали всему миру, что не позволим ввергнуть свою страну в хаос государственных переворотов или сепаратистского расчленения, о чем мечтают наши недоброжелатели».
А недоброжелатели-«чемберлены» между тем и впрямь едва ли не изо дня в день почем зря костерят белорусского президента. Впрочем, клеймят не только главу государства как «последнего диктатора в Европе», но и Республику Беларусь в целом как страну-«изгой».

 

Информационная война

 

Введение Евросоюзом все новых санкций против Минска давно уже носит перманентный характер, но в этом году давление значительно усилилось после событий 19 декабря 2010-го.

Напомню, что в тот день в республике состоялись президентские выборы, на которых с подавляющим перевесом вновь победил Александр Лукашенко (к тому времени правивший страной уже 16 лет). А после завершения голосования белорусская оппозиция предприняла попытку жестко «оспорить» его результаты, «поднять весь белорусский люд» на какую-нибудь очередную «цветную революцию» (по образу и подобию выступлений «народных масс», произошедших сперва в Сербии, а затем в нескольких постсоветских государствах).

Попытка эта оказалась тщетной, верный Батьке спецназ МВД легко (за четверть часа) справился с распоясавшимися молодчиками, громившими административные здания.

Однако в широкой информационной и политической войне, уже давно развязанной против Беларуси Западом, Минску приходится плоховато. Помимо Интернета (куда ж теперь без него), используются специально организованные радиостанции и телеканалы, газеты и журналы, на которые тратятся огромные средства. В этом определенным образом участвуют и некоторые российские недоброжелатели. Достаточно вспомнить тенденциозную пятисерийную поделку одного из наших центральных телеканалов «Крестный батька». В причинах ее показа сомневаться не приходится. С одной стороны, психологически давили на самого героя «сериала», с другой – пытались опустить рейтинг Лукашенко в российском общественном мнении (а он достаточно высок).

 
“ Белорусский президент создал механизмы, не позволяющие разворовывать бюджетные деньги ”

 

В Москве Александра Григорьевича часто обвиняют в том, что его «белорусское чудо» поднялось на российском углеводородном сырье, которое ему долгие годы отпускали по внутренним ценам РФ. Отчасти это справедливо, ибо действительно для республики, в которой из полезных ископаемых один известняк да торф, такая выгода не могла не быть огромным подспорьем. Но причины действенности «белорусской модели» не худо бы поискать и в другом. Лукашенко создал механизмы, не позволяющие разворовывать бюджетные деньги, пустил их на восстановление разрушенной в 90-е экономики, оборонной промышленности, социалку, реформирование армии. Отпускаемые в стране на что-то средства не растворяются неизвестно где, не оседают в карманах коррумпированных чиновников, а полностью доходят до получателей. Но это другая тема.

С декабря 2010-го и пошло усиление санкций, нарастание обвинений со стороны Европы. То увеличат число «невъездных» в страны ЕС белорусских чиновников (ныне в этом «черном списке» свыше 190 фамилий, включая и немалое число силовиков), то ряд республиканских фирм и организаций объявят вне закона, то пугают экономическими ограничениями и даже призывают к блокаде, то принимают некие «доклады по положению с правами человека в Беларуси».

Противостоять всем этим нападкам Минску весьма сложно. По большей части приходится лишь терпеть и стискивать зубы. Как-то глава администрации белорусского лидера Владимир Макей, беседуя с корреспондентами на одном из информационных форумов, заметил: «К нам ежедневно приезжают журналисты крупнейших газет. В девяноста случаях из ста я слышу от них: «У вас такая прекрасная страна, чистые, ухоженные улицы, работает промышленность, хорошо развивается сельское хозяйство, гордые собой военные, спокойно, люди милые и приветливые…» Но эти же представители СМИ, не успев доехать до своих редакций, уже, как под копирку, настрочили жуть жуткую о Беларуси – что-то о «кровожадной диктатуре», каких-то «эскадронах смерти», об испуганных людях на улицах и толпах «мучеников за свободу», якобы сидящих в тюрьмах».
Коллаж Андрея Седых«Мы понимаем, что подобные господа журналисты приезжают в Минск уже с заранее готовым сценарием и попросту отрабатывают редакционное задание и гонорар, поскольку сегодня из-за политической пристрастности и сильной зависимости от правящих элит СМИ часто становятся инструментом политической борьбы, – продолжал Макей. – Однако мы не просим приукрашивать что-то, происходящее в нашей стране, и тем самым как-то «окупать», скажем, поездку в республику в рамках организованного журналистского тура. Поверьте, мы не просим, чтобы на нашу страну смотрели сквозь розовые очки, не строим здесь ради приезда журналистов или иных гостей потемкинских деревень. Мы просим, чтобы о Беларуси и о живущих в ней людях рассказывали так, как есть на самом деле».

Автор этих строк сам не раз приглашался в упомянутые туры (они финансируются в рамках реализации соответствующей программы Союзного государства, успешно осуществляемой с начала 2000-х, в них уже побывали сотни российских журналистов). Довелось мне посетить наряду с различными предприятиями и воинские части белорусских вооруженных сил, присутствовать на крупных учениях. Могу засвидетельствовать: потемкинских деревень в Белоруссии и впрямь никто не строит (хотя к приезду гостей, как и каждые приветливые хозяева, конечно, готовятся). Показывают, разумеется, лучшее, что удалось сделать в «новейшее время». Но это вовсе не значит, что это лучшее (будь то в сельском хозяйстве, промышленности или армии) – «образцово-показательное», как было принято в советские времена, единичное. Аналогичные достижения сплошь и рядом в других географических точках республики.

Это в полной мере касается и армии. Однако подробнее о встречах с белорусскими военными – ниже.

 

Минск – «торговец смертью»

 

А сколько за последний год прозвучало обвинений в адрес Минска в незаконной торговле оружием. Абсурдность этих нападок видна даже дилетанту, но западных стратегов, стремящихся придать негативный имидж Беларуси в глазах общественности стран ЕС, это ничуть не смущает. И потому «доказательства» идут чередой.

Вдруг сообщается, что Госвоенпром республики в обход требований ООН продает Ирану зенитные ракетные системы С-300 и элементы к ним. Или распространяется весть о том, что белорусские власти одобрили схему широкомасштабных поставок вооружения арабским государствам, однако конечный его «получатель» – Исламская Республика Пакистан. Но это еще полбеды, а весь «ужас» в том, что направляется оружие двум базирующимся в ИРП террористическим группировкам. Даже названия их упоминались – Tehrik-e-Taliban Pakistan (TTP) и Lashkar-e-Taiba (LeT).

В июне 2011 года некоторые западные политики сподобились «подсчитать», что «торговец смертью» Минск якобы имеет ежегодный доход в сфере оружейного бизнеса около 1,8 миллиарда долларов. Эти «выкладки» рассмешили даже обычно не реагирующего на подобные выпады белорусского лидера. Лукашенко тогда сказал буквально следующее: «Если бы мы зарабатывали на торговле оружием без малого два миллиарда долларов, я был бы счастливым президентом и у нас не было бы проблем, которые имеют место сейчас (резкая девальвация курса национальной валюты. – И. П.). У нас было бы положительное сальдо, и я мог бы поделиться какой-то долей с теми бестолковыми, непрофессиональными и глупыми болтунами, которые распространяют информацию об этих почти двух миллиардах».

Дошло до того, что ввели в заблуждение Организацию Объединенных Наций, где приняли за чистую правду самую настоящую «утку», «прилетевшую» из Кот-д’Ивуара: Беларусь-де направила в эту западноафриканскую страну три штурмовых вертолета. Согласно данным, приведенным в докладе, который, похоже, сочинили «доброжелатели» Минска, винтокрылые машины предназначались для президента Кот-д’Ивуара Лорана Гбагбо, который, несмотря на требования международного сообщества, отказывался передать власть победившему на выборах главы государства Алассану Уаттаре. Генсек ООН Пан Ги Мун даже предупредил Беларусь, что в ответ на нарушения ею эмбарго будут приняты надлежащие меры. С этим, правда, быстро разобрались, и руководитель операций ООН по поддержанию мира Алан Ле Руа принес извинения Минску. Опростоволосившийся же Пан Ги Мун предпочел отмолчаться.

В последний раз (тут, вероятно, воистину уместно будет сказать в крайний раз, ибо этих «разов», похоже, будет еще не один) «режим Лукашенко» подобным образом обвинили в сентябре. Опять Иран: мол, Беларусь в обход санкций ООН выступает посредником по поставкам в эту страну оборудования для ядерной энергетики и создания баллистических ракет. Очередная «утка».

Хочешь не хочешь, а Минск вынужден опровергать все вышеперечисленные измышления. Быстро выяснялось, что и никаких поставок С-300 Ирану не было и быть не могло (все они, закупленные несколько лет назад в России, находятся в республике на боевом дежурстве). И уже тем более пакистанским террористам ничего не поставляли – это была явная дезинформация, организуя которую, даже о малейшем правдоподобии не позаботились, но ее поспешили растиражировать хваткие до сенсаций СМИ. Национальный МИД устами официального представителя ведомства Андрея Савиных не раз заявлял, что каждый из этих примеров является «обычной фальсификацией, не имеющей ничего общего с действительностью, и мы рассматриваем их как очередную попытку наших недоброжелателей бросить тень на репутацию нашей республики».

Однажды автор этих строк решил узнать, каково мнение о таких выпадах в адрес Беларуси министра обороны республики Леонида Мальцева (ныне он секретарь белорусского Совбеза). Генерал-полковник заявил следующее: «Все обвинения подобного рода не имеют под собой никакой реальной почвы. Я лично встречался с представителями США и, когда стали задавать эти вопросы, сказал: мы торгуем в рамках международных обязательств. Покажите, где факты нарушений? Нет фактов, говорят. Тогда в чем дело? А в том, что конгресс США принимает решение: в ту страну можно поставлять, а в эту нельзя. Я им ответил: если вас волнует проблема наших поставок, давайте сядем за стол, будем договариваться. Ведь это статья легального дохода, ее надо как-то компенсировать. Нормальный подход? Они, как ни странно, согласились с такой позицией. Но потом опять за свое. Это политика».

Что и куда поставляет Беларусь, легко проверить по регистру ООН по обычному вооружению. Согласно этим данным в прошлом году Минск продал обычные вооружения пяти странам. Так, в Азербайджан был поставлен один штурмовик Су-25 и тридцать 122-мм буксируемых гаубиц Д-30. Йемен получил 66 танков Т-80, Нигерия – два ударных вертолета Ми-24, Судан – один штурмовик Су-25, Уганда – один Ми-24. Все оружие времен СССР, доставшееся республике после кончины оного, находящееся на оснащении с лихвой вооруженного Белорусского военного округа. Суммы контрактов при этом не называются. Или вот данные по 2009 году. Беларусь поставила в Азербайджан пять штурмовиков Су-25 и девять 203-мм самоходных гаубиц 2С7 «Пион», в Судан – три штурмовика Су-25, в Уганду – 23 танка Т-55.

Очевидно, что все это – щепотка по сравнению с теми поставками, что осуществляет наш Рособоронэкспорт, о чем не так давно явно не без зависти (белой) обмолвился и Батька: «Россия примерно пять миллиардов долларов зарабатывает на торговле оружием (на самом деле десять. – И. П.). Так Россия много производит, а мы – почти ничего».

 

Игорь Плугатарев,
Беларусь – Москва


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста