Мясо из пробиркиЛюди мечтали об обеде в виде одной крохотной таблетки. Не получилось. Близятся времена, когда мясо можно будет выращивать в лабораториях, но решит ли это проблемы цивилизации?
Все знают со школьной скамьи, что труд сделал из обезьяны человека (это, правда, достаточно спорное заявление, особенно в свете современных открытий, однако речь пойдёт не об этом). Но если продолжать логическую цепочку дальше, становится понятно, что именно труд, получается, и привёл человечество к тому плачевному состоянию, в котором оно находится сейчас.

Больше трудишься — больше еды. Догадался одомашнивать животных — не надо охотиться, догадался окультуривать дикие растения — не надо заниматься собирательством. Получается, что именно труд позволяет человеку всё больше и больше лениться. Люди, проживающие в развитых странах (даже те, у которых низкий доход), сейчас имеют практически неограниченный доступ к еде в любых количествах, причём к еде калорийной. Сейчас можно практически не работать, но при этом страдать ожирением. Труд, во всём виноват труд. В недобрый час обезьяна подняла палку.

Впрочем такое положение сложилось к концу XX — началу XXI века, а в начале XX, когда пищевая промышленность начала развиваться быстрыми темпами, «людей едящих» нашего времени предки представляли по-разному (чаще всего, правда, наши проблемы были чужды им).
Радиация в помощь фермеру на таблетках

После такого заголовка вполне логично было бы вставить радостного человечка Pip-boy — талисмана из серии ролевых постапокалиптических игр серии Fallout. Тем не менее, в середине XX века футурологи мечтали о достаточно диких в нашем понимании вещах.
Эта статья была опубликована в журнале Independent Press-Telegram в 1956 году. Весь номер был посвящён «жизни в 2000 году». Вот каким способом фермер Джонс, персонаж одной из статей, ведёт дела на своей ферме (помогает ему, разумеется, человекоподобный робот, а рассказывает вымышленный корреспондент):

«Фермер Джонс подошёл к чёрной панели инструметов, расположенной в заней части кондиционируемого прозрачного «стакана» в котором мы сидели.

<…>

Он направил робота к конвейеру за пределами пузыря.

— Я не был в поле с тех пор как в прошлой войне сюда сбросили водородную бомбу, — он рассмеялся. — Не думаю, что это будет хорошо для здоровья, тут всё ещё «горячо», но вы удивитесь, что эта бомбардировка сотворила с почвой. Всё растёт как на дрожжах, а роботу не важно, где сажать семена и ухаживать за растениями.»

Потом фермер говорит, что в этих растениях содержится много витаминов, но сам он (нет, сэр!) не козёл и траву не ест. Он питается по-старинке: творогом и таблетками. О, таблетки! Переходим к самому интересному.

О еде в таблетках много мечтали в начале XX века. Как-никак, начало триумфального шествия сублимированной пищи. В 1923 году издание Rock Valley Bee приводило мнение некоего хирурга, который предсказывал, что все питательные элементы, необходимые человеку, он будет получать из спрессованной субстанции. Эта идея не давала покоя прогрессивному человечеству ещё долгое время, тем не менее мы до сих пор не питаемся таблетками.

Почему? На этот вопрос ещё в тридцатые годы прошлого века ответил диетолог доктор Мильтон Бриджес: из чего бы не состояла таблетка, по энергетической ценности ей не суждено приблизиться даже к энергетической ценности завтрака, состоящего из бутерброда и чая, не говоря уже о дневной норме. К тому же, даже если представить, что невозможное возможно, от таблеток очень быстро можно заработать язву желудка — он не предназначен для переваривания высококалорийных таблеток.

Хотя экономить время, которое тратится на поедание пищи, мечтали ещё во времена барона Мюнхгаузена (не все, правда). Знаете, насколько бы было проще жить, был бы у нас организм устроен, как у лунных людей? Чтобы было понятно, вот цитата из «Приключений барона Мюнхгаузена»:

«Тратить время на еду лунным жителям никогда не приходится. В левой стороне живота есть у них особая дверца: они открывают ее и кладут туда пищу. Потом закрывают дверцу до другого обеда, который у них бывает раз в месяц. Они обедают всего двенадцать раз в году! Это очень удобно, но вряд ли земные обжоры и лакомки согласились бы обедать так редко.»

Химия, химия…

Сейчас принято клясть на чём свет стоит проклятую гидропонику, сою, а также, конечно же ГМО — генномодифицированные организмы. На любой пачке замороженных овощей стало уже хорошим тоном писать «не содержит ГМО». Какая радость (что же делать бедным людям, которые хотят есть ГМО?). Конечно же, во всём виновата пищевая промышленность — массовое производство овощей, фруктов и животных, толкущихся в гигантских ангарах, жиреющих и не видящих света дня.
Но это сейчас термин «еда с фабрики» вызывает исключительно отрицательные эмоции. Посмотрите на иллюстрацию из замечательной серии Closer than we think из газеты Chicago Tribune (кстати, настоящий кладезь всевозможных ретрофутуристических дикостей пятидесятых-шестидесятых годов прошлого века). В нём с радостью говорится о том, что в будущем (то есть сейчас) еду будут выращивать на фермах, которые больше будут напоминать фабрики или заводы. Огромные генномодифицированные помидоры, сбор урожая по уплотнённому графику в любое время года. Всё звучит знакомо, но никакой особой радости не вызывает.

Чёрт возьми! «Химии» даже пели дифирамбы. Взять к примеру книгу Джейкоба Росина, выпущенную в 1953 году, в которой рассказывается о «победе химии над сельским хозяйством». «Пора лишить натуральную пищу ореола святости и посмотреть на то, чем она является на самом деле: плохо подобранной смесью химических элементов и неперевариваемых материалов, многие из которых опасны для здоровья,» — пишет Росин. Теперь же, по его мнению, конечно же, все перейдут на синтетическую еду, безвредную и легко усвояемую. Представьте себе, как поклонники здоровой пищи ходят в специальные небольшие магазины, где продаётся здоровая химическая пища, а непросвещённые массы питаются фермерской репой и отравленным деревенским мясом.
Мясо из пробирки

Впрочем, есть одна фантазия, которая не даёт покоя учёным до сих пор, в основном потому, что в теории она вполне реализуема и не настолько глупо выглядит, как перечисленное выше. Не секрет, что сейчас большая часть переработанных «мясных» продуктов в лучшем случае состоит наполовину из сои, а то и из целлюлозы (обычно на таких продуктах ставят печать «без сои»). Делается это, в основном, потому, что растительный белок стоит существенно меньше, чем животный, хотя, конечно же, в полной мере заменить его не может. Но что, если животный белок будет выращиваться отдельно от живых существ и будет стоить столько же, сколько и пресловутая соя? Конечно же, речь идёт о «мясе из пробирки».
Почему «мясо из пробирки» — это хорошо? Наверно многие знают о том, какой вклад в глобальное потепление вносит популяция животных, выращиваемая человеком, выделяя метан в атмосферу, но это далеко не всё. Каждая корова должна поглотить семь калорий из травы чтобы произвести мясо, энергетическая ценность которого будет равна одной калории. Абсолютно неэффективное использование лугов и полей — а сколько ещё сил и химикатов уходит на то, чтобы их восстанавливать.

Конечно, было бы намного эффективнее, если бы человек питался только растительной пищей — это позволило бы разорвать порочный круг. Но животный белок потреблять необходимо — наш организм не приспособлен для переработки исключительно растительной пищи. Тем более важно то, что, возможно, уже через десять лет выращенный в лаборатории белок будет дешевле сои. Сейчас, правда, успехи в этой сфере могут показаться незначительными, но они есть: в биореакторах уже выращивают волокна мышц длиной до двух сантиметров. Кстати, уже есть даже искусственное рыбное филе — правда над вкусом его ещё нужно работать. Очевидцы, попробовавшие его говорят, что по вкусу оно похоже на раздавленные бобы вытащенные… впрочем, не суть важно, откуда. В общем, работы ещё вагон и маленькая тележка.
Радость каннибализма

У большинства культур по всему земному шару существует чёткое табу на поедание плоти себе подобных. Это, конечно же, связано с тем, что перед тем, как попробовать человечинки, нужно кого-то убить. Но если мясо можно будет изготавливать в биореакторах, кто же запретит делать человеческое мясо?
Говорят, что человеческое мясо — самое вкусное. Сможем ли мы вскоре отведать вкусный человеческий гамбургер? Почему бы и нет. У известного писателя-фантаста Уоррена Эллиса есть замечательный комикс Transmetropolitan, откуда и взят разворот, приведённый на иллюстрации. В комиксе рассказывается про будущее (и про журналистику. Впрочем, даже наверно в основном про журналистику), и присмотритесь внимательнее — видите девушку на плакате, с радостью пожирающую клонированную человеческую ногу?
Корсеты

Но вернёмся к вопросу мяса из пробирки в целом — и тут есть пара замечаний. Вряд ли оно заменит настоящее мясо — ведь мускульная ткань — это вовсе не копчёные рёбрышки. Так что велика вероятность, что человечество так и не откажется от забоя скота.

Рост же доступности мяса только повысит его потребление. Достаточно посмотреть на статистику: сейчас один человек съедает в среднем в два раза больше мяса, чем в пятидесятые годы XX века. А это значит, что проблем со здоровьем у нас не убавится, а наоборот прибавится.

Впрочем, похоже выход из сложившийся ситуации есть. В 1957 году дизайнер одежды Адель Симпсон предсказала, что физические упражнения и витамины заменят для людей будущего корсеты. Корсеты! Ну вы знаете, такие, которые затягиваются шнуровкой, чтобы сделать осиную талию. Сейчас никто не делает никакие упражнения и плюёт на витамины. Значит пора доставать корсеты, и всё наконец будет хорошо.

www


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста