Сергей Зимов

Сергей Зимов (на фото) показал журналисту Ассошиэйтед Пресс, как можно разбить лёд и зажечь небольшой факел благодаря метану, освобождённому вечной мерзлотой. (Фото AP.)

Метан, запертый в сибирской вечной мерзлоте, постоянно просачивается в атмосферу вот уже десять тысяч лет — с конца последнего ледникового периода, и ничего необычного в этом нет. Однако за последние десятилетия по мере потепления планеты этот парниковый газ — в 23 раза более мощный, чем двуокись углерода, — стал выделяться с пугающей скоростью.
Некоторые специалисты считают, что именно таяние вечной мерзлоты может стать эпицентром глобального изменения климата. По оценкам, здесь со времён мамонтов хранится 1,5 трлн т углерода. «Это всё равно что все тропические леса нашей планеты вместе взятые», — отмечает Сергей Зимов, начальник Восточно-сибирской исследовательской станции.

Проблема глобального потепления давно находится в центре внимания климатологов. Большинство считает, что виновата в этом повседневная деятельность человека, перегружающая атмосферу газами, удерживающими тепло.

Однако осознание угрозы, исходящей от утечки метана из вечной мерзлоты, произошло совсем недавно. Эта проблема даже не была упомянута в докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата 2007 года, удостоенном Нобелевской премии. «На мой взгляд, метан — это тот самый соня, которому никак нельзя позволить проснуться», — подчёркивает Роберт Корелл, авторитетный американский климатолог и специалист по Арктике. По его словам, он и другие учёные США стараются побудить Вашингтон развернуть спутники для сбора данных об утечке метана.

Да, никаких заслуживающих доверия данных на этот счёт за длительный период времени у науки до сих пор нет. В августе журнал Science опубликовал статью, в которой ряд крупных экспертов фактически отказался выдавать какие-либо предсказания. «Арктическому армагеддону нужно больше науки, а не болтовни», — гласил заголовок.

Между тем исследования показывают, что динамика климатических изменений в холодном климате носит очень сложный характер. Программа арктического мониторинга и оценки, учреждённая восемью арктическими странами, установила, что Арктика поглощает больше углекислого газа, чем выделяет. «Метан — совсем другое дело», — говорится в отчётном докладе проекта за 2009 год. Арктика несёт ответственность за 9% глобальных выбросов метана.

Кейти Уолтер Энтони из Университета Аляски, производившая измерения десять лет назад, оценивает количество метана в арктических озерах Аляски, Канады и России в 50 млрд т — в десять раз больше, чем сейчас находится в атмосфере.

Национальное управление атмосферных и океанических исследований США в своём последнем докладе о положении дел в Арктике, увидевшем свет в октябре, отметило, что средняя температура вечной мерзлоты росла на протяжении десятилетий, причём за последние пять лет во многих местах на побережье Арктики зафиксировано значительно ускорение. Одно из таких мест — это посёлок Черский в устье Колымы на берегу Восточно-Сибирского моря (Якутия). В течение последних пяти лет земля нагревалась здесь примерно на 2°C в год. Сегодняшняя её температура составляет –5°C.

Но проблема не только в метане. Едома (тип субарктических равнин Восточной Сибири) охватывает 1,8 млн кв. км. Почва здесь чрезвычайно неустойчивая. Это всё равно что если бы 15-метровые сосульки забили в рыхлую землю. По мере потепления вершины ледяных клиньев тают, и на поверхности возникает вмятина, которая либо становится озером, либо превращается в часть системы крутых холмов и оврагов, что создаёт угрозу зданиям и коммуникациям. Семь лет назад Сергей Зимов расчистил от деревьев и мха целый гектар, сделав его идеально ровным. Теперь на этом месте расщелины от трёх до пяти метров глубиной. «Через 30 лет весь Черский будет выглядеть подобным образом», — мрачно пророчествует учёный. Некоторые сооружения в посёлке уже дают трещины…

www


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста