Природа БеларусиО таинственных местах силы, способных подпитать человека жизненной энергией, ходят легенды в разных концах земного шара. О последствиях такого воздействия и технике безопасности общения с тонкими энергиями мы беседуем с российским экспертом, писателем, исследователем геоактивных зон Станиславом ЕРМАКОВЫМ.

Станислав Ермаков:
«Измененные состояния сознания возникают даже в троллейбусе, когда вы едете домой с работы и тупо смотрите в окно!
Засмотрелись, задумались – и нате, вы в трансе
».

Станислав Ермаков еще в середине 1980-х годов, будучи специалистом в области музейного дела и охраны памятников, вплотную занялся изучением геоактивных зон. Он организовал множество экспедиций по «странным» местам, местам силы(с 1987-го). В 1992-1993 годах был участником разработки проекта нормативных документов по учету геопатогенных зон для Минстроя Российской Федерации. Выпустил несколько книг, также и по этой тематике. Имеет научные работы, проводит лекции и семинары, в том числе и в Беларуси. Сейчас Ермаков является вице-президентом Российской Ассоциации «Экология непознанного», главным редактором вестника «Аномалия»:

– Выражение «место силы» вошло в широкий оборот, после того как у нас – сначала в самиздате, а потом и в полиграфическом виде – появились сочинения небезызвестного Карлоса Кастанеды. Его наставник употреблял это словосочетание. Ранее в европейских традициях подобное выражение не бытовало.

— Сегодня во всей, так сказать, аномалистике есть большая проблема, возможно, унаследованная от науки. Знания настолько стали дробиться на множество мелких областей, что едва ли есть кто-то, у кого хватает «энциклопедичности» отслеживать все. Как следствие, некто открывает нечто необычное. Но потом выясняется, что ничего необычного нет, а есть давно понятое, но в совершенно другой области знания. Это как НЛО. В сущности, любое нечто, которое кто-либо видит и не может сразу отождествить, и есть НЛО. До момента отождествления. И чем дальше, тем большее количество «уникальных» случаев, растиражированных, раскрученных и пр. вызывает сомнения. Явление существует. А вот что оно есть на самом деле? В каждом случае могут быть разные ответы. И чаще всего – ничего аномального, чудесного не обнаруживается. Увы… Есть странное, но отнюдь не всегда аномальное.

— Сказанное в полной мере можно отнести к местам силы. Накоплено некое количество штампов: понятийных, языковых и культурных. Но стоит ли за ними что-то еще, кроме фольклора? Моя нынешняя позиция по этому вопросу весьма жесткая и неромантичная в том смысле, что пришла пора в очередной раз как можно более строго отделять зерна от плевел. Сейчас нужно столько переосмысливать, аж самому плохо становится… Иначе будет не наука, а интеллектуальное (псевдоинтеллектуальное), извините, рукоблудие. Или словоблудие. Я не знаю, что такое сила. В физическом смысле? В мистическом? Но мы же не о мистике говорим…

К: – Существует ли карта мест силы России?

– Карты нет и быть не может. В рамках каждой культурной традиции и каждого слоя общества будут свои места чего-то. Есть раскрученные аномальные зоны. Есть особые места, то есть которые выделены именно в культуре. Есть локусы, где довольно регулярно происходят наблюдения неких интересных феноменов. Все эти участки земной поверхности довольно стабильны и отвечают ряду устойчивых признаков. Часть этих признаков дискуссионна, но когда где-то сочетается больше 2-3, появляется шанс найти такое место, которое условно получает название геоактивной зоны. В данном случае понятие несколько шире, нежели употребляют геологи и геофизики, ибо включает еще и культурно-психологический, а порой и психофизический элемент.

Количество загадок возрастает прямо пропорционально объёму получаемой информации

– В нашем понимании геоактивные зоны (ГАЗ) – наиболее общее название ограниченных участков поверхности нашей планеты, в пределах которых, несмотря на сходные климатогеографические условия, характер протекания различных физических процессов отличается от протекания их вне этих участков и выражается в ряде хорошо заметных и статистически значимых признаков, – продолжает Станислав Ермаков. – В геологии так называют систему активных разломов (особенно трансконтинентальных), или линеаментов и связанных с ними зон повышенной проницаемости и напряжений земной коры. С моей точки зрения, ГАЗ непосредственным образом связаны с так называемым силовым каркасом планеты. Его существование – пока гипотеза, но вполне научная, просто единое мнение еще не выработано.

К: Почему в одних геоактивных зонах воздвигаются храмы и люди чувствуют себя прекрасно, а в других – заболевают, хиреют, умирают и такие места потом именуют проклятыми, «черными»?

– Вы просите ответить на вопросы, только описание поиска ответов на которые у меня уместилось в 3 немаленькие книжки. Количество загадок возрастает прямо пропорционально объему получаемой информации. Многим из тех, кто часто бывает на природе, по долгу службы или влечению сердца, наверняка знакомо беспричинное, казалось бы, чувство страха, дискомфорта или беспокойства, возникающее порой на той или иной поляне, на краю лесного овражка, около забытого богом озерца или болотца, а то и в голой степи. И если неуютность соседства с болотцем можно хоть как-то объяснить, то с остальным несколько сложнее. В то же время другое, ничем не примечательное, на первый взгляд, местечко вызывает ощущение душевного подъема, легкости, эйфории.

— Сегодня мало кого удивишь сообщением, что даже в не столь отдаленном прошлом выбор места для устройства капища или возведения храма, проведения тех или иных магических обрядов, закладки поселения, города и даже отдельно взятого дома осуществлялся очень тщательно и порой являл собой весьма сложное действо. При этом отнюдь не всегда только наличие или, напротив, отсутствие водных источников, земель, пригодных для обработки или использования под пастбища, определяли выбор. Были и другие, не столь явные, но весьма значимые признаки качества места, хорошо знакомые нашим предкам и прочно забытые нами в нашем безудержном стремлении подчинить себе природу. Именно ими руководствовались знатоки и хранители обычая, решая, где людям селиться, а где молиться, где сеять рожь, а где сажать репу. Потом их отбросили, ибо доверять ощущениям ненаучно. А проверять или сложно, или невозможно, но чаще нужно думать о том, каковы будут критерии эксперимента…

— В ряде случаев мнение о качестве места вообще есть следствие идеологических игр. Сменилась власть: тот был хорошим – стал плохим. Здесь то же самое. Сменилась религия/идеология: место/объект были почитаемы – стали гонимы. И под все это подводится соответствующая база. В жизни же часто все бывает совсем иначе.

— Нечто, что есть в таких местах, – вполне безличная сила, совокупность факторов, а не специальное поле или нечто третье. Можно провести довольно наглядную аналогию с традиционной культурой. Вначале не было ничего, только хаос. Потом боги/духи/предки/герои принялись упорядочивать этот хаос. Создали центр, установили мировую ось, определили границы своего и чужого… Такие мифологические реликты в значительной степени обуславливают наше восприятие места и саму идею этого места. Если все упорядочено в соответствии с нашими представлениями и даже неосознанными запросами, то нам будет там хорошо. Если нет – будут возникать болезни, всякие другие проблемы. Сила может быть организована по отношению к нам со знаком плюс и со знаком минус. Это и для кого как, и – вот парадокс! – до известной степени проверяемо объективными исследованиями. Возьмите статистику: аварии на дорогах, заболеваемость, разрушения зданий… наложите ее на геологию, геоботанические карты… Смею заверить, вы обнаружите много интересного. Правда, придется учитывать помехи – вредные производства, розы ветров.

Изменённые состояния сознания возникают даже в троллейбусе

К: Если человек желает зарядиться энергией в подобных местах, существуют ли какие-то меры безопасности? А если люди с не очень стабильной психикой войдут в измененное сознание?..

– Измененные состояния сознания возникают даже в троллейбусе, когда вы едете домой с работы и тупо смотрите в окно! Засмотрелись, задумались – и нате, вы в трансе. Так что дело здесь не в крепости психики, а в стартовых посылках. Начинать надо с думания. Если вы идете/едете в некое «интересное» место, то не только за тем, чтобы с него нечто поиметь, а чтобы и что-то дать. Отдать, подарить… То есть вопрос в отношении к процессу, причем оно пребывает в непримиримом конфликте с идеями цивилизации потребления. Возможно, отсюда масса проблем, упрощения предмета нашего разговора, профанации, если хотите…

К: Что вы чувствовали в подобных местах? Какие необычные переживания испытали? Что вас удивило?

– Удивляет иногда все, а иногда ничего. Разве не удивительно обнаружить реликтовые тундровые мхи под Москвой? Или, скажем, компактно произрастающие сибирские растения? Откуда они берутся вот на той или на этой полянке? Разве не удивляют какие-нибудь пролетающие светящиеся шары? Тоже бывало – и бывает. Или некие обнаруживаемые с помощью приборов аномалии, которым (по мнению профессионалов, заметьте) вроде бы неоткуда взяться?
— Увы, более всего удивляет нежелание замечать явление. Это и становится проблемой. Непременно втиснуть что-то в рамки стандарта, догмата. Да ёлки-палки, мы можем ошибаться, но ведь глупо закрывать глаза на явление! Ведь ему на наше мнение наплевать, оно существует, оставляет следы… Чем больше закрываешь глаза, тем больше спекуляций на тему. Тем меньше правды.

Кстати

Станислав Ермаков: «Когда я служил в армии (в первой половине 1980-х), по роду службы приходилось сталкиваться с интересными документами и делами. Там же познакомился с интересным человеком, мы много лет дружили. Вот он взял меня и еще ряд товарищей и повез летом 1986 года «устанавливать контакт» с инопланетянами и прочим… Повез под Москву, но по тем временам то была еще, в общем-то, глушь. И вот там-то при всем моем непробиваемом скепсисе и не меньшей критичности всей компании мы сделали множество интереснейших наблюдений. А когда обработали фотопленки, от кое-чего пришли в экстаз и впали в ступор. Бегали по экспертам. Я тогда еще криминалистику изучал, а один мой друг профессионально занимался астрофотографией. Так и не объяснили. Зато убедились, что нечто существует. И, как положено, «подсели».

Беседовала Алиса КСЕНЕВИЧ

Газета «Обозреватель», рубрика «По ту сторону», №37(472).

Источник


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста