| Источник

Как не попасть под 282-ю "Русскую" статью

280 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 282 (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), 282.1 (Организация экстремистского сообщества), 282.2 (Организация деятельности экстремистской организации) Уголовного кодекса РФ являются основными, по которым в настоящее время осуществляются уголовные преследования в отношении национально мыслящих патриотов, открыто выступающих против нелегальной иммиграции, разгула этнической преступности, засилья инородцев в определенных сегментах экономики и на рынке труда. Содержание указанных статей УК РФ приведено в разделе «Законы» сайта Русская Защита.

Преследованиям по этим статьям УК РФ в подавляющем большинстве случаев подвергаются именно русские патриоты, что свидетельствует об избирательном политическом характере этих уголовных преследований. Это же обстоятельство является и главной спецификой этих преследований, требующей специфического подхода при организации защиты патриотов.

Настоящие рекомендации не могут вместить в себя особенности всех возможных уголовных дел. Они лишь призваны дать основные, наиболее общие рекомендации, которые помогут в профилактике возбуждения, прекращения начатых производством уголовных дел, вынесения по ним оправдательного приговора, отмены обвинительных приговоров.
ОБЩИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
В строго юридическом смысле указанные статьи Уголовного кодекса позволяют осуществлять уголовное преследование в каждом случае, когда в действиях тех или иных лиц обнаруживаются признаки экстремистской деятельности в том виде как это понятие сформулировано Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» (за исключением ст. 282.2 УК РФ).
Согласно указанного Закона экстремистская деятельность это:
1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:
насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
подрыв безопасности Российской Федерации;
захват или присвоение властных полномочий;
создание незаконных вооруженных формирований;
осуществление террористической деятельности;
возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
унижение национального достоинства;
осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;
пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;
2) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;
3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;
4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.
В силу того, что само понятие экстремистской деятельности сформулировано законодателем в наиболее общем и пространном виде, правоохранительные органы не могут самостоятельно принимать решения об обнаружении в действиях патриотов признаков указанных преступлений, возбуждать уголовные дела и делать обвинительные заключения, не имея положительного заключения специалистов в области лингвистики (социальной психологии) о том, что в высказываниях или действиях тех или иных патриотов действительно содержатся признаки экстремисткой деятельности. Это обстоятельство дает патриотам довольно эффективный способ юридической защиты на всех стадиях уголовного преследования, который заключается в создании и использовании при осуществлении защиты альтернативных обвинению заключений указанных специалистов об отсутствии в инкриминируемых действиях признаков экстремистской деятельности. Об этом более подробно чуть ниже.
Исключение из указанного общего правила представляет собой ст.282.2 УК РФ (Организация деятельности экстремисткой организации), позволяющая осуществлять уголовное преследование только при наличии вступившего в законную силу судебного решения о ликвидации или запрете деятельности конкретной организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятельности. Так, например, если в отношении ДПНИ будет принято такое решение, всякую дальнейшую деятельность под флагом ДПНИ необходимо будет свернуть и возобновить ее зарегистрировавшись под новым названием, например, Движение против нелегальных иммигрантов. При этом аббревиатуру ДПНИ так же необходимо будет изменить, например, на ДвПНИ. Учредительные и уставные документы необходимо будет так же создать новые и не совпадающие дословно с прежними.

ПРОФИЛАКТИКА УГОЛОВНЫХ ПРЕСЛЕДОВАНИЙ

Наиболее общими рекомендациями по профилактике возбуждения уголовных дел по указанным статьям являются следующие.
При издании печатных материалов и при публичном озвучивании проблем связанных с жидовским игом, нелегальной иммиграцией, этнической преступностью, засильем инородцев и т.п., необходимо избегать обобщающих характеристик и выводов в отношении той или иной этнической группы. Например, перечисление преступлений совершенных той или иной этнической преступной группировкой и требование изгнать ее и ей подобные с нашей земли не могут быть квалифицированы как разжигание национальной розни. А вот требование «изгнать инородцев оккупировавших рынки, безнаказанно совершающих преступления», уже подпадает под понятие экстремизма, т.к. содержит в себе обобщающую характеристику в отношении всех без исключения инородцев.
При обсуждении действий власти необходимо руководствоваться одним общим критерием – обвинять власть как таковую (без конкретизации отдельных органов и должностных лиц) можно в чем угодно – в геноциде, национальной измене, присвоении народных богатств, продажности, совершении преступлений против собственного народа. Любая же конкретизация в отношении отдельных органов и должностных лиц требует наличия конкретных доказательств тех или иных обвинений. Описывая, например, «преступную деятельность» конкретного лица необходимо ссылаться на вступившие в законную силу обвинительные приговоры в отношении этого лица и только применительно к ним использовать понятие «преступная деятельность». В противном случае можно понести уголовную ответственность за распространение клеветы. Главный принцип обвинения конкретных органов и лиц – это наличие доказательств по каждому пункту обвинения. При этом не могут быть доказательствами сообщенные кем-либо сведения, если они не имеют под собой какого-либо документального подтверждения.
Грамотная комбинация конкретных обвинений, обеспеченных доказательствами, и логически связанные с ними общие выводы в отношении власти вообще, дают возможность и донести свою мысль, и избежать уголовного преследования.
Любой публичный призыв к вооруженному восстанию, насильственному свержению власти, созданию собственных органов власти, вооруженных формирований, также квалифицируется как экстремистская деятельность. Доносить легально эти важные вещи можно в виде чаяний и желаний, да и то с большой осторожностью, предварительно проконсультировавшись с лингвистами (социальными психологами) и юристами.
Наиболее общим критерием при выборе легальных способов агитации и практической деятельности должно стать постоянное соизмерение их с вышеуказанным содержанием понятия «экстремистская деятельность» и при любом сомнении — обращение к юристам, лингвистам, социальным психологам за разъяснениями.

ДЕЙСТВИЯ ПРИ УГОЛОВНОМ ПРЕСЛЕДОВАНИИ

Политические аспекты защиты.

Если все-таки преследование началось, а в качестве такового можно рассматривать уже проверку правоохранительных органов на предмет возбуждения уголовного дела, перед тем как начать действовать, необходимо определиться в следующих обстоятельствах.
Если проверка санкционирована каким-либо обращением в прокуратуру оскорбленного инородца или «правозащитной» организации типа Московского бюро по правам человека, то рвения от прокурорских работников ожидать вряд ли придется. Закрыть такое дело будет несложно уже на стадии проверки, если установить нормальный человеческий контакт со следователем, который, возможно, в душе еще и сочувствует нашему делу, как это зачастую и бывает.
Необходимо понимать, чем ниже стадия уголовного процесса, тем легче закрыть дело. Соответственно нельзя сидеть и ждать чем закончиться проверка, затем следствие, а затем суд. Необходимо сразу же и очень активно включаться в защиту, пытаясь предотвратить уже само возбуждение уголовного дела.
Как указывалось выше, спецификой рассматриваемых «патриотических» статей Уголовного кодекса, является то, что правоохранительные органы не могут самостоятельно принять решения о возбуждении уголовного дела, не имея положительного заключения специалистов в области лингвистики (социальной психологии) о том, что в высказываниях или действиях тех или иных патриотов действительно содержатся признаки экстремисткой деятельности.
Несмотря на это зачастую прокурорские сотрудники вначале возбуждают уголовное дело по «патриотической» статье, а лишь затем запрашивают заключения специалистов. Если это не вызвано откровенно враждебной позицией прокуратуры, а лишь ее непрофессионализмом, то не стоит по этому поводу сразу же обострять отношения.
В том же случае, когда заказной настрой прокуратуры чувствуется изначально и во всем, необходимо сразу же занимать очень жесткую позицию и начинать обжаловать в суд буквально все огрехи следствия, благо этого «добра» у наших следователей всегда хватает. Одновременно с этим нужно раскручивать политический скандал изо всех сил и средств, которыми мы только располагаем в данное время и в данном месте. Очень важно для нас всех научиться объединять свои усилия по каждому такому уголовному делу и получать из него политический результат, последствия которого для власти будут таковы, что отобьют у нее охоту заниматься этим в дальнейшем. Только такой результат (независимо от исхода самого уголовного дела) заставит власть отказаться от тактики уголовных преследований патриотов как в конкретном регионе, так и в России в целом.
Необходимо научиться превращать каждое уголовное преследование в серьезное политическое событие, которое бы приносило власти несоизмеримые с целями преследования моральные и политические потери.
Привлечение к делу широкого общественного внимания, СМИ, постоянные (но корректные) звонки по телефону следователю, ведущему дело, прокурору, публичное прогнозирование в СМИ их (бедных, связанных политическим заказом) действий как исключительно и неизбежно обвинительных, организация пикетов, митингов, распространение листовок (причем не против прокуратуры, а против ига жидовского, инородческого засилья) и прочее, обладают более сильным воздействием, чем самая грамотная юридическая защита.
Необходимо разослать по дружеским организациям номера телефонов прокурора и следователей, ведущих дело, с просьбой звонить и высказывать все, что мы думаем по поводу уголовных преследований. Этот психологический фактор немаловажен. Личный контакт всегда производит большее впечатление, нежели письменное обращение. Услышав от десятков человек из разных регионов страны возмущение по поводу гонений, желание прекратить эту головную боль (уголовное дело) будет больше, чем от стопки обращений, которые можно аккуратно сложить в угол не читая. При этом крайне важно, чтобы звонящие по телефону вели себя корректно. Угрозы и оскорбления недопустимы. Это вызовет злобу и прямо обратный эффект.
Но это не значит, что письма и обращения вообще не нужны. Очень важны официальные обращения видных организаций, депутатов, общественных и политических деятелей. Это важная статусная составляющая, определяющая политический уровень дела. Письменные обращения граждан тоже являются необходимой дополнительной составляющей. Но лучше, если позволяют средства, чтобы вместо писем наши люди просто звонили и буквально «доставали» прокуратуру.
Таким образом, мы должны понимать, что только мощный общественно-политический фактор каждого уголовного дела, возбужденного по «патриотической» статье, может рассматриваться как реальная защита от уголовных преследований патриотов. Но для этого необходимо единство усилий. Власть отнюдь не всесильна и очень внимательно следит за тем, чтоб ее действия не настраивали народ против нее. Этим нужно пользоваться, создавая тем, кто нас преследует, статус предателей своего народа, прислужников жидов-олигархов, инородцев-преступников, давая одновременно с этим прокурорам возможности для закрытия уголовных дел.
Если дело все же перешло в стадию судебного рассмотрения, к этому времени уже должен быть сформирован полноценный политический скандал. Должны с еще большей интенсивностью продолжаться митинги, пикеты, давление депутатов и общественных деятелей с одновременной грамотной защитой в суде и публичным уничижительным обсуждением ошибок обвинения в СМИ (а они всегда есть).
Такие неюридические способы защиты дают нам реальный шанс перегнуть волю властей и заставить их оправдать нашего соратника даже в том случае, если есть основания его осудить по закону.

Юридические аспекты защиты.

Сердцевиной, которая определяет исход уголовных дел по «патриотическим» статьям, является, как уже указывалось, заключение специалиста (эксперта). На стадии проверки такое положительное заключение дает основание для возбуждения уголовного дела, а отрицательное – к отказу в возбуждении. Четкого критерия здесь нет. Вопрос этот сугубо оценочный, научный. И очень многое, а точнеепочти все зависит не от следователя, ведущего дело, и не от судьи, рассматривающего его, а от того, кто даст указанное заключение, т.е. от эксперта (специалиста). Поэтому эксперты в области психологии, лингвистики и являются на самом деле теми фигурами, от которых зависит исход дела по указанным составам преступлений.
Такие заключения, полученные в стадии предварительного следствия или в ходе судебного разбирательства, приобретает статус судебной экспертизы.
В случае положительного заключения, дающего следователю возможность вынести обвинительное заключение, а суду – обвинительный приговор, нужно сделать все возможное для получения заключения у других специалистов с прямо противоположными выводами той, на которой базируется обвинение против нашего соратника. Желательно, чтобы такая альтернативная обвинению экспертиза обладала более высоким научным статусом экспертного учреждения или конкретного эксперта (специалиста). Дело в том, что наши суды, как правило, не особенно утруждают себя в заказных делах, считая, что приговор в любом случае устоит в силу политического заказа на него. При наличии двух взаимоисключающих экспертиз (заключений) они, как правило, отдают мотивированное предпочтение обвинительной экспертизе, считая, что данный аспект входит в свободу оценки судом представленных доказательств. Однако Конституционный Суд в одном из своих постановлений (№ 451-О от 20.11.2003) обязал суды при наличии взаимоисключающих доказательств экспертов (специалистов) не оставлять их на свободу своей оценки, а проводить новую экспертизу для устранения возникших противоречий. Это требование Конституционного Суда, как правило, никогда не выполняется, что дает нам, при сложившемся отношении к заказным делам, основания к отмене приговора. Но для этого необходимо приобщить к материалам дела альтернативные заключения специалистов, на которых и выстроить защиту. Самих же специалистов нужно привлечь к участию в судебном разбирательстве для дачи ответов по существу предъявленного обвинения. В результате в материалах дела появятся взаимоисключающие доказательства: обвинительное экспертное заключение и, возможно, показания самого эксперта, с одной стороны, и наша оправдательная научная консультация и показания нашего специалиста (специалистов), с другой стороны. Если суд откажется устранять противоречия в предъявленном обвинении и вынесет обвинительный приговор, у нас будет реальный шанс на отмену этого приговора.
Если же суд все-таки пойдет на устранение противоречий и поставит вопрос о проведении новой экспертизы для их устранения, то на этот случай нужно иметь в запасе еще одно наше научное (экспертное) учреждение или по крайней мере – эксперта (специалиста), в котором (у которого) и предложить суду провести экспертизу. Необходимо учитывать, что для проведения экспертизы в научном (экспертном) учреждении вначале выбирается учреждение и лишь потом этим учреждением назначается конкретный эксперт для проведения экспертизы. Поэтому не стоит высвечивать нашего специалиста, работающего в таком учреждении. Предлагать надо научное учреждение, а после поступления туда материалов дела для экспертизы решать вопрос о том, чтобы нашему специалисту и поручили проведение экспертизы.
Вот в общих чертах то основное, что касается чисто юридической стороны защиты. Напоминаем еще раз, что исход дел по ст.ст. 282 и 280 УК в чисто юридическом плане почти на 100 % зависит от результата экспертизы (экспертиз). Это стержень уголовного дела, которому необходимо уделять первоочередное значение.
Субъективная сторона рассматриваемых составов преступлений практически не определяет их исход. Поэтому не стоит пытаться выиграть дело на том, что я, мол, не знал, что так писать или говорить нельзя. К тому же такая позиция не красит нас, патриотов. Исключение, пожалуй, составляет лишь ст. 282.2 УК, где в определенных случаях можно доказать, что подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) не знал и не мог знать о вступившем в законную силу решении о ликвидации или запрете деятельности конкретной организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятельности. Если это обстоятельство будет доказано, то состав преступления не образуется и привлечь лицо к уголовной ответственности нельзя.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наша задача, в условиях усилившегося давления на национально-освободительное движение, должна состоять в том, чтобы не упускать ни одной возможности превращать начавшиеся уголовные преследования против наших патриотов в политический процесс разрастающегося русского сопротивления, используя уголовные дела как топливо этого процесса. Всякие действия власти против нас должны приводить к несоразмерно большим проблемам для нее, чем те, которые она намеревались решить. Для этого необходимы организованные усилия и объединение всех патриотических сил. Никто из патриотов не имеет права пребывать безучастным к происходящим где бы то ни было преследованиям наших соратников.Посильное участие каждого патриота в защите каждого из тех, кто попадает под пресс заказного правосудия, в итоге выливается в мощный политический фактор, от которого у продажной власти в конце концов пропадает охота продолжать своими судами нагнетать ситуацию. Вот эту дрожь она должна почувствовать в каждом уголовном деле против наших соратников. И больше никогда не забывать это очень неприятное для себя состояние. А это зависит только от нас. Один за всех и все за одного – вот залог нашего успеха.
Поэтому нужно уповать не на битвы юристов в судах с гарантированным канализационным сливом самых квалифицированных таких усилий, а на создание совершенно определенной уверенности у продажной власти только в одном — что ее репрессии против нас обернутся потерей политического контроля над ситуацией. Нужно найти силы для того, чтобы каждый уголовный процесс против нас превращать в процесс роста национального протеста. И это однозначно остановит жидолюбивую власть, ибо сделает ее пребывающей в страхе при виде русского народа, начавшего пробуждаться от смертельной спячки.

 

А.А. Мозжегоров, 2007


Комментарии: 2 комментария

  • Благодарю за статью.. Ключевая фраза- ОДИН ЗА ВСЕХ, ВСЕ ЗА ОДНОГО-должна быть основным призывом всех патриотов Руси

  • и нужно подумать как эту же 282 статью повернуть в свою пользу…многим народностям можно собираться и объединяться и выражать свои протесты…А запрещая нашим патриотам в этом- вот вам уже и действие 282 статьи против русского

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста