Как Китай захватывает РоссиюРоссийские красавицы, истосковавшиеся по любви и ласке и уставшие от сурового нрава своих соотечественников, все чаще и чаще выходят замуж за китайцев.

И оказывается, что их непривычные имена вполне легко запоминаются, менталитет схож с нашим, а специфические национальные блюда появляются на столе не чаще, чем блины или пельмени. «Жизнь» провела расследование: каково это — делить кров и постель с выходцами из Поднебесной.

Надя Банасюк свое китайское счастье нашла на грядке в амурском селе Богословка. Совхоз был буквально в руинах, народ пил не просыхая, когда тут появились китайцы: взяли землю в аренду, и закипела работа.

— Все село выстроилось к ним в очередь, ведь работать было негде, — говорит Надя. — Выращивали буквально все: от капусты с картошкой до арбузов и дынь. Стоило мне только подойти к грядке, тут же появлялся Антон (по паспорту Ли Ма Литин), садился рядом и тоже начинал полоть. Потом Антона звали на кухню, где он трудился поваром, а я оставалась одна и полола уже за двоих.

— Да-да, быстрая, как китаец, и трудолюбивая, — подхватывает Антон.

Рядом бегают чумазые девчонки — их в семье Ли уже трое, у каждой в руке по сочному огурцу из парника, в другой — по конфете, под ногами путается с десяток котят.

— У нас в деревне еще одна русско-китайская пара есть, у них малышка недавно родилась, а так по округе таких семей много, — говорит Надя. — У нас как только на селе появились китайцы, все бабы к ним в очередь выстроились. Даже замужние!

Любовь

В Благовещенске русские мужики уверяют, что все наши бабы, что с китайцами, вечно голодные и несчастные, а проститутки говорят, что они самые «быстрые» клиенты: три минуты — и «бабки» в кармане.

— По пятибалльной шкале мой муж на пятерку с плюсом, редкий русский будет так стараться в постели, чтобы его женщине было хорошо, — со знанием дела улыбается 30-летняя Надежда.

У экзотичной семьи свой домик и небольшой бизнес — в бывшей сельской школе они открыли лавку, где продают все подряд — от порошка до овощей. Фирма оформлена на Надежду. Антон, несмотря на то что уже больше десяти лет в России, никак не может получить ни временное разрешение на жительство, ни трудовую визу. И такие проблемы почти у всех русско-китайских семей, разбросанных по Амурской области.

Хэйхэ

До китайского Хэйхэ здесь ближе, чем до любого другого российского городка. Напившись, русские на спор лезут в грязные амурские волны и пытаются добраться вплавь, пока их не выловят пограничники. Остров Хэйхэ — свободная экономическая зона, виза туда не нужна. Русские таможенники орут и гоняют в конец очереди китайцев, так же потом и китайцы, уже на своей земле, отыгрываются на наших. Русские в Хэйхэ как дома: на выходные они работают «кирпичами» или «верблюдами», за 400 рублей прут из Китая на себе по 50 кг товара, умудряясь на этот скромный гонорар купить новый гардероб.

28-летнюю Ирину Дун эта участь миновала. Она «русский хАзяин», так написано на вывеске обувного магазинчика в «Хуа Фу» — самом престижном универмаге в центре Хэйхэ. Десять лет она замужем за богатым «китом» — так на Дальнем Востоке называют китайцев.

Ира выросла в небольшом селе, у нее еще пять братьев и сестер. После школы уехала в Благовещенск и устроилась официанткой в китайский ресторан. Хозяин заведения Володя (Тон Тсин Хуа) был старше ее на 21 год.

— Год мы просто общались, он хорошо говорил по-русски, мне с ним было интересно, — делится она.

Их роман раскрылся, когда Володя попросил отвезти его к родителям Иры:

— Мама думала, что ему просто интересна наша глубинка, а он руку мою стал просить… Против были все: говорили, что он старый, а я дуреха малолетняя, жизни не видела, отговаривали, на улицу не пускали. А я ночью выбралась через окно, поймала попутку — и к нему. Утром Володя отвез меня назад — сказал, что хочет, чтобы было все по-человечески… Чаще я, конечно, уступаю, стараюсь его во всем слушать: китайцы очень вспыльчивые и злопамятные, не дай бог оскорбишь — будет враг на всю жизнь! Так что я стараюсь с мужем ни в коем случае не скандалить. Он у меня первый и единственный, дети мои учатся, живут в достатке, всей семье помогаю. Говорят теперь, что правильно я их тогда не послушала…
Диана

Закончив техникум, Диана Вон, хорошая девочка из профессорской семьи, решила, что хватит учить китайский по учебникам, и отправилась в Хэйхэ торговать на рынке. В палатке напротив продавал мобильники-подделки китаец Юра (Хун Го).

Пять месяцев он смотрел на нее с тоской, прежде чем решился подойти.

— Мне китайцы не нравились — дальше одного свидания дело не шло: схожу в ресторан и чувствую — не мое! А с Юрой как-то сразу по-другому: вроде и ухаживать-то не ухаживал, подарил лишь набор корейской косметики и колечко, а по душе сразу пришелся, — честно признается Диана.

Сначала они работали на других, потом заняли денег и занялись торговлей сами, спали на тюках, экономили на всем. Зато теперь они, считай, богачи — своя квартира в Благовещенске, свежий «Хорек» (европейский аналог — Lexus RX300), есть даже белая норковая шуба до пят, которую к следующей зиме Юра пообещал Диане заменить на новую. Но главное их богатство мирно сопит в детской кроватке — полуторагодовалый Богдан (Ван Ин Хао, по-китайски «рыцарь»).

— К китайцам у нас плохо относятся, а за что? Юра уходит в семь утра и возвращается в девять вечера, мне же вслед лишь гадости говорят: мол, выскочила за богача, — обижается Диана. — Мы же все время как на пороховой бочке — визу у нас дадут кому угодно, но только не китайцу!

Супруги Вон в очередной раз собрали пакет документов, чтобы Юре наконец дали временное разрешение на жительство и он мог легально работать.

— Если ничего не получится, продадим квартиру и уедем в Хэйхэ, там квартиры в 4 раза дешевле, а коммуналка — в пять, — завершает Диана.

Хэйхэ манит русских невероятным размахом и темпами строительства. Вечером с тусклой благовещенской набережной видно, как тот берег переливается огнями. Еще десять лет назад жители Хэйхэ работали за горстку риса и штопали дырявые носки, сейчас же они сами нанимают на работу россиян…

 

Источник 


Комментарии: 2 комментария

  • Трезвый народ вытесняет пьяниц.
    Справиться с этим реально только одним способом.
    В России сухой закон. Алкоголь приравнять к наркотикам, коим этиловый спирт по ГОСТ от 1972-го года и является. И закон о публичном расстреле наркоторговцев, как в Китае.
    Да и власть откорректировать.

    • Ай молодец).
      Взять и запретить!Вот это по-нашему.
      И как и в 80-х,народ начнёт упарываться настойками,одеколонами и самогоном,подыхать и вырождаться ещё быстрее.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста