| Источник

В преддверии торжества в честь первой однополой свадьбы в Монпелье – 300 арестов в Париже, десятки раненых. Протестующих преследовали даже с собаками. Противники однополых браков вывели на улицы столицы Франции больше миллиона человек, полиция же насчитала 150 тысяч – Елисейский дворец делает все, чтобы не замечать масштаба протеста – самого массового за всю историю протестного движения.

Теперь же некоторые политики Европы, в первую очередь, Скандинавии открыто называют инцест гендерной нормой. И даже предлагают ввести такое понятие, как инцестофобия, за которую будут наказывать. Главные борцы за идею – неолибералы и гей-активисты, многие из которых – депутаты местных парламентов, проталкивают свою идею всеми способами. Шведские и датские газеты публикуют статьи на эту тему, и отнюдь не в критических тонах, в Норвегии и Исландии инцест уже практически легализован. В Норвегии инцестофобов регистрируют в специально созданных центрах, при этом из 10 дел об инцесте, попадающих в полицию, 8 никогда не рассматриваются. Многие из ранее осужденных за инцест впоследствии получают оправдательный приговор, а жертв инцеста лечат, как “имеющих ложные воспоминания”.


Всем, кто хоть сколько-нибудь занимается этой темой очевидно, что вслед за легализацией инцеста будет легализована педофилия. В Голландии, к слову, уже есть партия, которая за это борется. И уже в Европе появились те, кто ставит вопрос о праве венчаться с детьми.

Вырисовывается страшная картина: с людьми, с которыми, в принципе, не о чем договариваться, часть европейского истеблишмента хочет найти общий язык. Сначала легализуются однополые браки, потом – усыновление детей однополыми семьями и воспитание таких детей в определенном ключе. Впрочем, такое воспитание уже ведется, и не только в однополых семьях. В одной только Норвегии функционирует 19 тысяч негосударственных обществ, которые объясняют детям, что понятия мужчина и женщина – это дремучие предрассудки. Там же в детских садах действует госпрограмма: изъяты старые-добрые сказки братьев Гримм, Андерсона и Перро. Вместо них написана другая литература – например, “Король и Король” и “Дети-геи”. Сексуальные меньшинства с Норвегии уже давно не меньшинства.

Натуралы – это меньшинство. Не по численности, а по праву голоса. В том смысле, что их никто не слышит.

Кстати, по данным европейских статистических агентств, российские представления о геях и лесбиянках – это прошлый век. На Западе легализовано 30 видов нетрадиционного брака. В понятия мужчина и женщина настойчиво выдавливаются. Скоро их будут считать исключением, причем – гонимым. А рождение ребенка рожденного в натуральной семье, будет невозможно. Вся властная машина будет направлена на защиту семей нетрадиционных. И тому уже есть примеры.

По официальным данным, в 2011 году Югендамт Германии изъял из традиционных семей и передал однополым 38500 детей, в том числе, и российских. Югендамт – одна из самых злокозненных ювенальных служб мира, связываться с которой опасается даже криминальная полиция.

В Норвегии из каждых 10 новорожденных детей только два рождаются норвежцами, а восемь – у мигрантов. Мигранты дают здоровое население Норвегии, потому что у них не практикуются близкородственные браки.

Больше всего отбирают детей, рожденных на территории Норвегии, от русских. Практически все дети, рожденные от одного или двух российских родителей или ввезенные на территорию Норвегии из России, ставятся на учет и состоят в группе риска. Премии выдаются за каждого изъятого голубоглазого и светловолосого малыша, и премии эти – астрономические.
И эта зараза сейчас расползается по США, Европе, Канаде и Австралии. И самое главное: по Гаагской конвенции о краже детей 1980 года, которую Россия подписала в 2011, дети принадлежат территории, на которой пребывали последние 3 месяца. То есть, если русский малыш провел во Франции или Норвегии 3 месяца, то он автоматически становится подопечным органов опеки этих стран. Впрочем, похоже, что 3 месяца для этих охотников за детьми – просто форма речи.

Шестилетние двойняшки жительницы Петрозаводска Светланы Карелиной поехали по туристической двухнедельной визе в Финляндию и были изъяты местными властями без объяснения причин. Вернуть детей удалось только после многочисленных судов и вмешательства МИДа.

Случай захвата детей российских туристов случился в Новой Зеландии. Одна семья – россияне: папа, мама и ребенок поехала туда по краткосрочной визе. И после долгого перелета в кафе и гостинице ребенок раскапризничался. Персоналу это не понравилось, и кто-то из них вызвал сотрудников службы опеки, и ребенка изъяли. То есть сегодня на территории зарубежных государств мы все подчиняемся из законам. В тот раз российским дипломатам в Новой Зеландии понадобился почти год, чтобы добиться свидания с ребенком.

Некоторые эксперты уверены: скоро России придется принимать новый и тоже очень мощный поток мигрантов, но уже не из Азии, а из Европы, христиан и тех, кто не может заставить себя воспитываться своего ребенка в соответствии с требованиями победившего меньшинства.


Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста