| Источник

Гневный  рык Росса или, как воевали наши предки «Я не видел людей с более совершенными телами, сем славане.
Они подобны пальмам, белокуры, красивы лицом и телом»

Ибн-Фадлан, арабский путешевственник.

Преодолевая страх и скрывая эмоции, юноша доказывал свою зрелость. Затем, опираясь на нелегкую школу воинского учения и рукоять ножа, он уходил в дремучий лес за шкурой медведя. Попробуйте на минуту задуматься и представить себе во всех красках образ огромного лесного великана, ревущего перед вами. Когтистые тяжелые лапы, способные одним движением переломать ребра и разодрать тело, против одного ножа и человеческого умения.

По дошедшим поверьям, одолев разъяренного медведя, юноша превращался в воина-оборотня, как бы вбирая в себя дух убитого зверя. На шею ему вешался амулет из медвежьих когтей. Такая традиция укрепляла выдержку воина, придавая ему сильную психологическую поддержку в любой ситуации. В специфических игрищах проходило детство, закладывая несколько большее, чем просто умение, но и то, чему порой невозможно научиться — бесстрашие.

Игры в «царя горы» перерастали в стеношный бой, а далее уже в построение боевых порядков.

Постепенно, от простого к сложному, от игры в снежки до увиливания от града смертоносных стрел, а от палочных драк до рубки на мечах. Попечительство «дядек» заканчивалось после посвящения учеников в профессиональные воины. Из них и состояло отборное воинство — княжеская дружина.
Походы самих славян — явление довольно редкое. Зато агрессия со стороны — практически постоянная. А исторически сложилось так, что русы были всегда вынуждены сражаться в меньшинстве. Профессиональное же войско многочисленным и не должно быть.

Поэтому дружина была вынуждена использовать любое, даже незначительное преимущество. Воины, сызмальства выросшие в этих местах, привыкли вести бой в условиях недостаточной видимости и стесненного пространства — например, в густом лесу. Отсюда и тактика боя, позволяющая вести сражение в одиночку даже в полном окружении.

Для того, чтобы ее навязать численно превосходящему противнику, необходимо было владеть особым атакующим боевым навыком, построенным на высокой двигательной активности.
Такой тактикой боя и владели малочисленные, но крепкие дружины руссов. Предания говорят, что один дружинник выходил на бой с десятью, а порой и с сотней врагов. Так ввергал в ужас захватчиков Демьян Куденевич, выезжавший один на бой даже без шлема и доспехов.
Наверное, немало страха натерпелось половецкое войско, которое он отогнал от стен Переяславля с помощью шестерых братьев.

Про богатыря Рагдая вещает Никоновская летопись: «Яко наезжаше сей на триста воин».
Евпатий Коловрат — «коло» означает круг, или вращающийся по кругу — олицетворял своим умением технику боя воина-одиночки, внедрявшегося в самую гущу врага и засекавшего всех, разбрасывая противников по кругу.

Воин, сражавшийся в одиночку, — это высшая степень воинского мастерства, имеющая свое историческое имя — борсерк (более позднее имя боярин, ярый богатырь). Для борсерка не имело значения на какое количество врагов обрушить свои мечи. Как правило, он не держал щита, а предпочитал и вторую руку занять оружием.

Как волк, бросающийся на свою добычу, борсерк набрасывался на врагов, заставляя их чувствовать себя жертвой разъяренного воина. Одетый в шкуры, он вводил себя в яростное состояние, вызывая в себе дикий рык, от которого даже лошади неприятеля переставали повиноваться всадникам.
Из состояния ярости борсерк иной раз не мог выйти и после того, как битва была окончена. Иногда ведро холодной воды выводило его из шокового состояния. Но порой его приходилось держать на цепи, поскольку малейшее раздражение вызывало взрыв ярости, и он становился опасным и для соплеменников.

Теперь же необходимо опуститься в изначалие, во времена зарождения воинских культов.
Вероятно те, у кого постоянно было оружие — охотники — и были родоначальниками профессиональных воинов. Когда возникала необходимость защищать себя от назойливых соседей, оружие, предназначенное для охоты, обращалось против агрессора. В это время возникает оружие, предназначенное только для войны: меч и щит. Меч стоил дорого, и позволить себе иметь его мог только знатный воин.

Система воинского воспитания основывалась на охотничьих культах и вобрала в себя архаику уже сложившейся культуры. Основы бытия, заложенные в язычестве, были сориентированы по природному ритму, они создавали философское понимание духовного мира. Легенда о разделении огня на три части в кузнице бога Сварога закладывает систему мировоззрения славянского Трибожия, основанного на трех единицах измерения жизни.

Этот же принцип Триглава заложен в структуре засечного боя. Для того, чтобы нанести любой удар, необходимо создать для этого определенный запас энергии, который реализуется при ударе. Это замах. Чем больше масса и ускорение, тем сильнее воздействие. С помощью разнообразной механики движения и реализуется удар. Для того, чтобы он был энергоемким, при выполнении элемента используется инерция, накопленная после нанесения предыдущего удара для формирования базы следующего. Начало формирования или положение руки в ударе — это Явь — одна сторона Триглава. Правь — это действие удара, точнее, — момент его нанесения — середина Триглава. И наконец — инерционный выход из удара — Навь, противоположная сторона Триглава. Она же является Явью для следующего удара. Круг замкнулся. Понимание принципа разложения действия удара позволяет построить разнообразную технику боя и откорректировать любой удар.

Триглав также корректирует и поведенческие нормы воина, что создает опытного и даже мудрого бойца, а не машину уничтожения. Для того, чтобы владеть боевой техникой на высоком уровне, необходимо, чтобы вашими действиями в сражении руководил воинский дух, движимый Триглавом: Могу — Должен — Хочу. Где «Могу» — отражение уровня вашей технической подготовки. «Хочу» — выражает величину желания в достижении цели. А «Должен» — грань необходимости действия. Доля сомнения — и победа отвернется от вас. А противник с жадностью присвоит ее себе.
Таковы вкратце законы и поверья, на которые в незапамятные времена опирался воинский быт наших предков.

 

Илья КРАСИЛЬНИКОВ


Комментарии: (1)

  • Думаю, что к берсеркам воинское искусство славян вряд ли имело отношение. Как объяснить, что Евпатия Коловрата не брали стрелы и копья. А ведь ордынцы хорошо стреляли, причем на скаку (вообще это умение скифов и славян).

    А берсерка можно было убить стрелой.

    Нет, тут серьёзнее всё… Коловрата не могли убить несколько часов и смогли только окружить осадными орудиями и ими раздавить. А так бы он перебил их всех. При этом он не уставал.

    Это умение совсем другого порядка и у меня есть догадки, откуда «корни растут».

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста