| Источник

Принципы и механизмы ювенальной юстиции – это мина замедленного действия

Сотрудники социальной службы Финляндии забрали четверых детей у россиянки Анастасии Завгородней. Поводом послужил рассказ шестилетней Вероники о том, что «папа хлопнул ее по попе». Павел Астахов готовит доклад о положении российских семей с детьми в Финляндии.

Социальные службы Финляндии забрали четверых детей у россиянки Анастасии Завгородней по подозрению в насилии над ними. Инцидент произошел в финском городе Вантаа.

«Детей изъяли из-за того, что шестилетняя дочка Вероника сказала в школе, что папа хлопнул ее по попе«, — сообщил председатель антифашистского комитета Финляндии, правозащитник Йохан Бекман. По его словам, учительница Вероники Мари Ромппанен заявила социальной службе об якобы имевшем место избиении детей.

Три недели назад финская полиция забрала Веронику и двухлетних двойняшек, а 28 сентября у россиянки забрали новорожденную дочь, которой исполнилась всего неделя. Всех детей поместили в соцприют.

«Родители изъятых детей живут в браке, но у них ничего не спросили», — прокомментировала ситуацию активист международного движения «Русские матери» Римма Салонен. По ее данным, «мама и папа живут в счастливом браке, они отрицают обвинения учительницы». «Никаких обвинений родителям не предъявляли, никаких объяснений не дали, никаких оснований для изъятия детей нет. Им также сказали, что возвращения детей они в любом случае будут ждать долго, поскольку в суде очереди на полгода», — отметила Салонен.

Правозащитник Йохан Бекман в интервью «Голосу России» отметил, что финские активисты приложат все усилия для того, чтобы дети вернулись к родителям. Однако в данный момент их местонахождение неизвестно.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов считает, что Финляндию следует объявить страной, опасной для жизни российских семей с детьми. По мнению омбудсмена, финская система защиты детей в последнее время все чаще используется «для разрушения семьи».

«Финская система защиты детей не предлагает альтернативы в кризисных семейных ситуациях. Изъятие детей — опасный ювенальный конвейер», — отметил он.

Астахов также отметил, что «семейный» вопрос в Финляндии неизбежно становится политическим.

Подобные ситуации с детьми часто возникают в Финляндии после вступления в действие в середине 2008 года нового закона, руководствуясь которым ребенка сначала изымают из семьи, а потом разбираются с ситуацией. Чаще в сложной ситуации оказывались смешанные российско-финские семьи, такие как Рантала, Салонен, Путконен.

Роберта Рантала, имеющего как российское, так и финское гражданство, сотрудники органов соцопеки Финляндии забрали в приют города Турку в феврале 2010 года. Они сочли опасным для мальчика пребывание в семье и обвинили россиянку Ингу Рантала в избиении ребенка. Поводом, по словам россиянки, стал рассказ Роберта о том, что мама его шлепнула.

Валентина Путконен была лишена в Финляндии права опеки над тремя своими детьми — двумя сыновьями и дочерью — из-за подозрения в насилии над ними. Началось все с того, что в 2010 году мама не дала своей дочери Юлии шоколадку перед обедом, отправила ее мыть руки. Девочка позвонила папе, а папа тут же посоветовал ей обратиться к социальным работникам.

Финские соцработники забрали 10-летнюю девочку в приют. Девочка попыталась сбежать к матери из приюта, где находилась почти полгода, но была поймана полицией. Затем ребенка отправили под временную опеку отца — финнского биснесмена, работающего в России.

В 2010 году суд финского города Вантаа принял решение лишить россиянку Гулмиру Хейккинен права на опеку над своими детьми и передать их отцу, бывшему мужу женщины. Поводом стало заявление отца детей, что мать их избивала и собиралась увезти в Россию.

Римма Салонен в 2008 году была заочно лишена финским судом права опекунства над сыном Антоном по иску своего бывшего мужа — финна Пааво Салонена после того, как уехала с ребенком в Россию. Мальчик был похищен и вывезен отцом обратно в Финляндию. Финские власти не признают российское гражданство Антона Салонена.

Сейчас Римма Салонен имеет право встречаться с сыном только дважды в месяц по два часа под надзором соцработников. Разговаривать по-русски во время этих встреч запрещено. Россиянка пыталась через суд вернуть себе родительские права, но не добилась успеха. В Финляндии она была приговорена к полутора годам лишения свободы условно, поскольку ее выезд с ребенком в Россию был расценен как похищение.

Вместе с тем вывезшие мальчика из России Пааво Салонен и дипломат Симо Пиетилайнен избежали уголовной ответственности в Финляндии — финская генпрокуратура в марте 2011 года закрыла их дело, что вызвало недоумение российского МИД. В конце июня представитель Салонен обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на финские власти, которые, по его мнению, в этой ситуации нарушают права человека.

По материалам Голоса РоссииРИА Новости«Интерфакс«.


Комментарии: 2 комментария

  • Наталья Нарочницкая

    Ювенальная юстиция, которую нам предлагают ввести, превосходит даже планы Троцкого

    «Равнодушие к угрозе ювенальной «юстиции» – это либо непонимание масштаба проблемы, либо стремление слепо скопировать западный опыт»
    Наталия Алексеевна Нарочницкая, историк, президент Фонда исторической перспективы, руководитель Института демократии и сотрудничества в Париже, объясняет, почему она подписала открытое письмо деятелей науки и культуры против введения в России института ювенальной юстиции.
    Меня давно волнует проблема введения ювенальной юстиции. Даже при сегодняшних законах нечеткость прописанных там норм позволяет агентам органов опеки отлавливать детей, побуждать доносить их на родителей.
    Я сталкивалась со случаями, когда вместо того, чтобы помочь хорошей, но очень бедной семье, предпочитали забрать оттуда детей в детский дом. Наличие бытовых благ никогда не заменит родительской любви и богоданной семейной жизни. Очевидно, имеют место единичные случаи, когда нужно изъять детей из порочной семьи, избавить деток от побоев пьяниц, от наркоманов и развратников, от опасных сектантов. Именно такие случаи должны быть прописаны в нашем законодательстве жестко и четко, но недопустимы расширения посягательств на семью.
    Я подписала это письмо и потому, что солидарна с Церковью, которая беспокоится о будущем нашей нации. Как член соответствующей комиссии Межсоборного присутствия я тоже участвовала в обсуждении этой проблемы. А ведь то, что нам предлагают ввести, – это же превосходит даже планы Троцкого! Он, как известно, считал, что для построения коммунизма необходимо после годовалого возраста изымать детей из семьи, чтобы уничтожить «почитание родителей и икон». Подобный подход описан в социальных антиутопиях у Хаксли. Ювенальные технологии в некоторых европейских странах уже привели к таким уродливым явлениям, когда зарплата работников органов опеки напрямую зависит от количества выявленных «неблагополучных» семей. Они подходят в магазине к ребеночку с вопросом: «У тебя синячок? Тебя папа не обижает? Ты только нам скажи, вот тебе адрес!». Эти люди считают, что и у бедных родителей лучше забрать детей, мол, в материальном благополучии ребенку будет лучше! Это чудовищно! Подрыв всей человеческой истории и основ жизни!
    Когда я была депутатом, столкнулась с конкретным случаем такого рода. У меня добрые связи были с людьми вокруг Псково-Печерской обители. Где-то там есть детский дом, администрация которого в то время очень активно и охотно занималась передачей детей на усыновление в Америку. После одного подозрительного случая я даже делала запрос в наше консульство, чтобы проверили, не попала ли самая красивая девочка-подросток в нехорошую американскую секту… А вот когда православные семьи просили отдавать им детдомовских детей на выходные, администрация детмома возмущалась: «Как это! Им отдавать опасно! Они же водят детей в церковь!» В этом районе был случай, когда хорошая, но совершенно нищая семья потеряла отца-кормильца в результате несчастного случая. Осталось двое детей – грудной и семилетний. Мать, не имея совсем никаких средств, на какое-то время даже перестала водить старшего в школу, потому что дорога шла через лес – одного пускать опасно, а с грудным ребенком – трудно. Пришли социальные работники, увидели, что в доме нищета, отсутствует привычная утварь, смена постельного белья, нехватка одежды, убого, и попытались сразу забрать детей. Это вместо того, чтобы воззвать о срочной материальной помощи для этой семьи! Мои православные знакомые в панике позвонили мне. Я сразу сказала: «Прячьте детей, а я сейчас же высылаю некоторую сумму денег, чтобы купить в дом набор необходимых вещей, и буду связываться с соответствующими органами!». Я дозвонилась до министра А.Фурсенко, ибо детдома были в его ведомстве. Фурсенко, надо сказать, оказался на высоте, сделал звонок, мы также нашли депутатов нашей фракции «Родина», знакомых с руководством области, они туда срочно позвонили… Этих детей удалось отбить! Это же вопиющий случай! Вместо того, чтобы немедленно собрать деньги и все недостающее скромное купить – постельное белье, посуду, нехитрую мебель, далее – найти ежемесячную помощь, организовать доставку ребенка в школу, – разрушают семью. Всегда отвечают, что в бюджете нет на это средств, но ведь нужны не такие большие суммы! 4-5 тысяч рублей для той семьи ежемесячно – это уже тогда было бы немало! Да бросьте клич, и найдутся и бизнесмены, и просто люди, которые с радостью будут ежемесячно помогать!
    Нам же предлагается перевернуть основы бытия. Кого же мы вырастим с помощью ювенальной юстиции? Что могут ожидать родители от этого поколения отпрысков? Будут ли они кормить с ложечки постаревших и беспомощных папу и маму, на которых их учили писать доносы?
    Я обожала своих родителей, в детстве просто преклонялась перед ними, а ведь они меня и ругали, и наказывали,и шлепали! Спасибо им!!! И вот помню, как после того, как мне в очередной раз досталось за какие-то мои шкоды, я хныкала во дворе (тогда безопасно было детям одним играть во дворах, и меня всегда выпускали!!!). Подошла какая-то женщина и спросила, что случилось. Я сказала, что меня папа наказал. А она говорит: «А ты уйди от папы!» Вы не представляете, что со мной было! Я набросилась на ту тетку с кулаками: «Пусть меня папочка любимый хоть палкой будет каждый день бить, я от него никогда никуда не уйду!» Помню, как, задыхаясь от ужаса при мысли о таком, я побежала на третий этаж в нашу коммуналку, уткнулась папе в колени, обнимала его, просила прощения. А он так меня жалел и тоже обнимал и утешал, и на руки взял, чуть сам не рыдал… Этот случай остался в памяти на всю жизнь.
    Ситуации, в связи с которыми государство может и должно вмешиваться в дела семей с тяжелыми пороками, наркоманов, алкоголиков, должны быть четко прописаны в законе и не могут переноситься на малоимущих людей, нельзя давать расширительное право решать, правильно или неправильно воспитывают родители детей. В нашем письме против ювенальной юстиции сказано, что бедность никогда не была пороком. А любовь родителей и жизнь в семье – главнейшие жизненные ценности. В семье закладывается все. В том числе и настоящая гражданственность. Это первая школа одновременно требовательности и терпимости к несовершенству, любви и долга, способности прощать и самопожертвованию, способности обуздывать свои желания и страсти, соотносить их с потребностями других людей. Подобно тому, как мать готова собой закрыть дитя, солдат защищает потом Родину! Умение вести себя так, чтобы не ущемлять интересы других, также формируется в семье. О каком построении гражданского общества мы можем говорить, если идет разрушение семьи?
    Наше письмо против ювенальной юстиции получило не самый большой отклик, по сравнению с посланием в защиту распоясавшихся шлюшек Pussi Riot. Наверное, это говорит о мировоззрении руководства нынешних СМИ… У нас, увы, как и в Европе и Америке основная многотиражная пресса находится в руках ультралиберальной когорты, ненавидящей всякую иерархию ценностей.
    Равнодушие к угрозе ювенальной «юстиции» – это либо непонимание масштаба проблемы, либо стремление слепо скопировать западный опыт. Я много работаю за границей и вовсе не отрицаю, что там есть чему поучиться, есть что позаимствовать – в том числе и в области практики соблюдения прав человека. Но там налицо и губительный итог абсолютно тупиковых путей, на которые мы, слава Богу, еще не успели встать. Ювенальная юстиция как раз такое явление.
    Беседовала Светлана Галанинская

    http://www.religare.ru/2_95707.html

  • Притчи: 13:24, 22:15, 20:20,30, Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его. Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него. Кто злословит отца своего и свою мать, того светильник погаснет среди глубокой тьмы. Раны от побоев — врачевство против зла, и удары, проникающие во внутренности чрева. Притчи 20:11, Можно узнать даже отрока по занятиям его, чисто ли и правильно ли будет поведение его. Притчи; 6:20-23, Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставления матери твоей;
    навяжи их навсегда на сердце твое, обвяжи ими шею твою.
    Когда ты пойдешь, они будут руководить тебя; когда ляжешь спать, будут охранять тебя; когда пробудишься, будут беседовать с тобою:
    ибо заповедь есть светильник, и наставление — свет, и назидательные поучения — путь к жизни,

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста