| Источник

День горьких знаний оккупационной школы

Что же случилось со школой? Что её погубили реформы — это уже общее место, это известно всем. Что она была погублена специально, как помеха на пути «воспитания грамотного потребителя” — это тоже понятно. Но ЧТО ИМЕННО произошло?

Если честно, я никогда в жизни особо не радовался 1 сентября. Ну, может быть, в 1980 году, когда первый раз пошёл в школу… Но в целом — особо не считал я этот день праздником. И тогда, и когда сам начал работать в школе. (При том, что работать как раз мне нравилось — я имею в виду, сам процесс уроков, передачи знаний…)

Но всё-таки каждый раз перед этим днём я ощущал что-то вроде лёгкого приятного напряжения. Самому не вполне понятного. Не берусь точно судить, откуда бралось это чувство. Но думаю, что оно возникало от осознания нужности, необходимости того, что я делаю. Нужности и для меня лично, и для общества, и для страны…

А как же иначе? «Учись, а то дураком будешь!» — сколько раз в разных вариациях, от сильно смягчённых и вежливых до прямо-матерных, слышал это каждый из нас в детстве? А сколько раз многие «лоботрясы» и «обалдуи» позже признавались: «Эх, вот я был дурак, мне бы тогда учиться!» Некоторые — и не так уж мало — потом «добирали своё» в вечерних школах, и небезуспешно. Само собой подразумевалось, что знания нужны в жизни, и знания можно получить только в школе. Ну «типа как — не служил в армии — значит, не мужик!» Это не обсуждалось, воспринималось скорей на каком-то сакральном, внутреннем уровне.

В 90-х годах, когда зарплату учителям не платили по полгода — почему я тогда не ушёл из школы? Потому что ничего больше делать не умел? Мда, если бы это было и правда так, я бы просто умер с голоду; если честно, я НИКОГДА не работал в школе, чтобы ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЬГИ, не то место. Оно уже и при поздней Советской Власти было «не тем местом», если честно. Просто у меня была одна мысль: я даю детям знания, им эти знания нужны, потому что… ну а как же иначе?..

…Те времена ушли в прошлое. Уже больше десяти лет в подавляющем большинстве школ про невыплаты и думать забыли, меняют оборудование, проводят ремонты… Вот только почему-то уровень интеллекта ученика по сравнению с 90-ми упал на 30%. А по сравнению с 80-ми — на 70.

Про 60-е я говорить не буду — мне не поверят. Я и сам верить не хочу, как ни один человек не захочет верить в сокрушительную деградацию мира вокруг: он в нём живёт, в конце концов, хочется, чтобы хотя бы внешне всё было нормально…

…Что же случилось со школой? Что её погубили реформы — это уже общее место, это известно всем. Что она была погублена специально, как помеха на пути «воспитания грамотного потребителя» — это тоже понятно. Но ЧТО ИМЕННО произошло? Почему люди, которых я хорошо знаю много лет, люди, «ни в чём таком не замеченные», вдруг с бешеной скоростью и жутким упорством начали искать возможности перевести детей на домашнее обучение и вообще отдалить своего родного ребёнка от «источника знаний»? Такой случай мне известен не один! А другие, не столь вдумчивые, но не менее чадолюбивые, наоборот — без конца бухают в этот источник деньги и с изумлением обнаруживают, что они уходят — как вода в песок, а знаний не прибывает, и для ребёнка всё равно приходится нанимать репетиторов? Почему, наконец, сами дети стали относиться к школе, как к балагану, а кто поумней — с брезгливым насмешливым презрением?

Дело в том, что у современной школы есть несколько серьёзных проблем. Проблем, возникших — увы — именно в последнее десятилетие, такое щедрое и обильное на материальную поддержку школ и инновационные проекты в области образования… туды их в… форсунку.

Вот они, эти проблемы — перечислены мною ниже.

1. Самая главная. Школа перестала быть местом, где дети получают знания.

Я сейчас говорю даже не о планах чиновников сделать школу «условно бесплатной» (или «частично платной», как кому нравится). Дело в том, что в школах забыли: главное — не «успеваемость», с которой все носятся, как дурак с трусами на палке и которой, простите на грубом слове, заколебали учителей и распустили учеников. Главное — знания. Полученные знания. А знания не падают с веток в рот. Их не добудешь «играючи» и не выкачаешь из Интернета в голову.

Их до-бы-ва-ют. По пословице — помните, про труд и рыбку? А процесс добычи чего бы то ни было — это процесс сложный и тяжёлый. Понимать его тяжесть следует с детства.

А тут — ощущение такое, что школьникам стараются максимально облегчить жизнь. Двойки — это стресс. Задержка на перемену — преступление. Замечания — психологическое насилие. Строгое требование — вообще фашизм. Зато права ребёнка для школы уже не первый год становятся «всё священней и священней». Эта неистовая борьба за детские права — уже вне разума, сравнить это можно только с деятельностью некоего идиота, который взял группу детей и запер её в комфортабельном помещении, где прямо на полу раскиданы вперемешку яды, продукты, взрывчатка, наркотики, книги, заряженные ружья, одежда на все вкусы и так далее. Мол, дети Имеют Право, они сами разберутся.

Они и разбираются. И ещё как…

…Беспощадно сокращая в школах реально значимые, мозгообразующие, так сказать, предметы под предлогом их «чрезмерной сложности для понимания», чиновники от образования почему-то активно и широко находят место для «предметов» вроде «Основ религии», «Истории Холокоста» (!) и «Уроков толерантности». Они на самом деле необходимы. Но не школьникам, а власти. Так как помогают «размывать сознание», воспитывать виктимное, безопасное для власти существо. И всё. Других функций у этих и им подобных нововведений нет.

Помимо бессмысленной траты школьного времени, существует и ещё одна проблема, мешающая детям в школе получать знания — это охота школ за деньгами. Когда шесть лет назад я впервые услышал лозунг «за ребёнком в школу идут деньги!» я встал на родительском собрании и предупредил всех ясно и громко: готовьтесь к большим неприятностям.

Через год малокомплектная сельская школа, в которой я тогда работал, была закрыта. Нет детей — нет денег, а как же.

Тогда в селе жило около 300 чл. сейчас — 57…

…Битва за детей (за деньги, которые идут с ними) ведётся уже не первый год и отзывается детскими слезами и кровью. Ведь по тому же принципу работают, например, и детские дома — и им выгодно стало иметь побольше заключ… воспитанников, простите. Но это отдельная тема. А насущность жизни такова, что добыча денег через детские души стала бичом системы образования вместе с пресловутым ЕГЭ. Какие тут знания, какие требования, какие нормы?! Пусть ученик хоть «просто сидит в классе», а то, не дай бог, бросит школу или в другую перейдёт — нам же финансирование урежут!

Подобная умоисступительная дичь в России невозможна была ни при царях, ни при императорах, ни при генсеках, ни даже при Первом Президенте РФ. Это работа наших нынешних форсунок… то есть, фурсенок.

2. Школа стала опасной для физического и душевного здоровья ребёнка

Это не так уж сильно касается школ глубинки (хотя и тут имеются «блестящие исключения», увы…) Но в больших городах — даже не миллиониках, а сотеннотысячниках, скажем так — отлично известно, что возле многих (как бы не возле большинства) школ, а то и прямо в их стенах, постоянно пасутся наркоторговцы. В самих школах часто учатся вместе с «обычными» детьми либо юные социопаты, способные открыто выпить пива или обыденно заматериться на уроке (учителя всё равно лишены возможностей воздействия на них), либо «дети мигрантов» — об этом фактически запрещено говорить, чтобы не «разрушать мультикультурность», а между тем их обычаи и поведение сплошь и рядом неприемлемы для цивилизованного общества. Побои, изнасилования, съёмки садистских и порнографических фильмов, издевательства, грабежи, уроки со странным подтекстом — всё это стало частью современной «школьной жизни» при попустительстве, а иногда — прямом покровительстве администраций школ.

Стоит упомянуть и о массовых «прививочных кампаниях», когда детей прививают непроверенными, экспериментальными препаратами прямо на уроках и зачастую вопреки их собственному желанию, а то и ясно выраженной в письменной форме воле родителей. Каждая такая «кампания» вот уже несколько лет оборачивается для России десятками детских смертей и десятками тысяч случаев заболеваний. В перспективе предугадать последствия такого удара по иммунной системе нации — сложно. Вернее — страшно гадать.

И закончить надо тем, что после отмены школьной формы и начавшегося пять лет назад неспадающего вала «чертобесия» (иначе не скажешь) вокруг навороченных мобилок и айфонов школа стала ещё и рассадником зависти и ненависти бедных к богатым, презрения богатых к бедным — и напрямую связанных с этим детским антагонизмом самоубийств. И побоев с грабежами, а то и убийств.

3. Школа сделалась местом осуществления тотального контроля за личной жизнью семей

Всем сколь-либо находящимся «в теме» людям известны истории о школьных психологах, аккуратненько «собирающих материал»; о нововведённом «портфолио ученика», цель которых выявить, где ребёнок спит, проводит лето, «какая атмосфера в семье»; о частых случаях доносов школьных работников в органы опеки по поводу гипотетических «побоев» и «неправильного воспитания»… Школа плотно срослась с ювенальными органами (их так не называют, но по сути, они есть в России и успешно действуют), работающими на разрушение семьи «по западному образцу», а иногда замешанными и в более страшных вещах — типа чёрной трансплантологии или насильственного отъёма детей у родителей с целью усыновления в «богатые» (часто зарубежные) руки.

На словах этот контроль имеет своей целью «заботу о ребёнке». На самом деле эта проклятая «забота» ежедневно оборачивается трагедиями.

Интересная ситуация, кстати, сложилась не столь давно. Может быть, многие видели с полгода назад по телевизору парадный сюжет о том, как в Россию возвращаются из Боливии несколько десятков семей староверов — работящих, солидных, положительных людей с большими семьями. Но у этого помпезно-радостного сюжета есть продолжение, не освещённое в СМИ.

Староверы собираются уезжать обратно.

В первую очередь вина тут, конечно, лежит на чиновниках. Они обрушили на людей, привыкших у себя к натуральному хозяйству и патриархальному укладу жизни, вал запросов о разрешениях, требований справок и прочего никому не нужного бреда, размножением которого чиновник, собственно, и оправдывает своё нахлебничество. Но — увы! Школа отметилась немногим менее яростно. Началось с того, что староверы, потихоньку познакомившись с моральной обстановкой в местных учебных заведениях, сообщили, что детей они туда не отдадут — боятся за их нравственность (для старовера это не просто слово). После этого на переселенцев накинулись со всех сторон педагоги-«детозащитники».

Дети не учатся! (Учатся, причём там, где это разрешено законодательством РФ, дома — и на фоне остальных местных детей поразительно выделяются живостью ума).

Дети непривитые! (И в отличие от привитых ровесников-местных не ходят с октября по апрель с, простите, соплями до пупа) Дети не идут на контакт! (В смысле — говорят о родителях сдержанно и только уважительно и отказываются отвечать на расспросы о своих семьях).

Когда школой, разъярённой тем, что не удаётся заполучить новые деньги, был поднят вопрос о массовом лишении родительских прав — староверы флегматично сказали, что они уезжают обратно.

4. Школа стала частью политической системы власти

Помните случай перед выборами, когда ученик одной из сибирских школ разрисовал вывешенные в школьном холле портреты лидеров правящей партии? Парня пытались привлечь к суду и вообще свалили на него лавины клеветы и оскорблений. А он, кстати, упоминал и на допросах, и на страничке ВКонтакте: ведь школа — не место для агитации, современные политики — не исторические деятели, так почему повесили портреты?

А сколько было шума — да нет, истерического визга, как в палате для буйных при нехватке галоперидола! — когда ученики стали покупать выпущенные тетради с портретами Генералиссимуса Победы — Сталина?

А какому прессингу подвергаются дети, которым открытым текстом вдалбливают — посвящая этому целые курсы занятий! — про «преступления Советской Власти», «гений Солженицына», «толерантность» и «мультикультурное общество»? Страдают и учителя — многие до сих пор не хотят лгать своим ученикам, уходят с работы или их увольняют… Но тяжелее всего — детям, особенно детям думающим. Для них попытки думать сплошь и рядом заканчиваются тяжелейшими конфликтами с учителем, потом — с администрацией школы, а то и с более высокими ступенями власти.

Могут спросить: но разве при Советской Власти или при царях в школах не осуществлялось такое же? Мол, школа всегда и везде была местом идеологизации масс!

В ответ я могу только согласиться. И спросить: а при какой власти в наших школах учили детей презирать Родину, ненавидеть родителей, насмехаться над историей Отчества? При какой власти вводили в школьных стенах неофициальный, но строгий запрет на слово «русский»? При какой — принуждали русских детей учить «региональные языки» в ущерб великорусскому? При какой — «на Холокост» отводили 48 часов в год, а на Великую Отечественную Войну — 9?

Так что разная она бывает — идеологизация. Бывает очень даже нужная — когда детей учат, что «Россия — это Вселенная» или что «мы не рабы!» А бывает оккупационная. Смотри примеры выше.

…А. чуть не забыл. С наступающим праздником вас. С Днём Знаний!

 

Олег Верещагин


Комментарии: 3 комментария

  • Хорошая статья Олег, как это не прискорбно, но я полностью с вами согласен.

  • Когда же наступит предел, заполонившей нас заразе ?! Что ещё нужно сотворить с нами, что бы народ, наконец-то, проснулся ?!

  • У меня мать, бабушка, дед, тётушка — проподаватели. Уверены в своей высшей полезности и не заменимости.

    Однако, я с автором согласен полностью.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста