Белорусская оппозиция. Где их народ?Когда я стоял под зонтиком в парке Дружбы народов и наблюдал за жалким зрелищем, которое его участники громко назвали «народным сходам», то почему-то вспомнил фильм Павла Лунгина «Царь». Там есть знаменитая сцена, где Иван Васильевич одиноко мерзнет на пустынной площади, подготовленной для массовых гуляний, и растерянно вопрошает: «Где мой народ?»

Впрочем, нет — организаторы акции совсем не похожи на грозного русского царя. Безлюдьем собственных мероприятий их не удивишь и не проймешь. И на этот раз любой объективный наблюдатель подтвердил бы, что под проливным дождем собралось не более 150-200 человек. Попытка организаторов дотянуть эту цифру до тысячи выглядит и несуразно, и неприлично одновременно. Откуда тысяча? Понятно, если они засчитали журналистов, которых собралось едва ли не столько же, сколько и самих участников. Но неужели они причислили к своим сторонникам и силовиков в штатском? В таком случае, это смелое с их стороны заявление. И проверять его на практике я бы им совсем не советовал.

8 октября на площади Бангалор появилась ударная гвардия белорусской оппозиции: Владимир Некляев, Виталий Римашевский, Никита Лиховид, а еще анархисты, нацболы. Каждый из собравшихся скандировал что-то свое сокровенное. Свобода слова и собраний в действии! При этом понять, чего же они хотели все вместе, было совершенно невозможно. Минский горисполком можно поздравить! Его идея создать на пересечении улиц Сурганова, Орловской и Кульман этакий Гайд-парк полностью удалась.

В остальных городах Беларуси, за пределами Минска, «народны сход» и вовсе походил на случайную встречу на улице старых знакомых.

Само название «народны сход» демонстрирует творческую беспомощность и нищету идейного базиса оппозиционных политтехнологов. И без всякого блеска. Они не нашли ничего лучшего, как топорно передрать бренд, символизирующий отечественное народовластие — Всебелорусское народное собрание (по-белорусски «сход»), а получилась банальная сходка по интересам.

Да и почему люди должны были откликнуться на призывы каких-то малоизвестных деятелей? Инициаторы «сходу» предлагали собраться, чтобы обсудить актуальные вопросы жизни белорусских граждан. А кто им сказал, что с ними вообще кто-то будет что-то обсуждать? Какими полномочиями они обладают? Каким образом могут повлиять на изменение экономической ситуации? Вообще, как они могут на что-то повлиять?

И все же господина Ивашкевича и его компанию можно поздравить с очевидным успехом. Конечно, речь идет исключительно об их персональном успехе. Они залихватски провернули достаточно прибыльный бизнес-проект. Судите сами, какая сумма была распилена организаторами за относительно короткий срок. Учрежден оргкомитет (по всей видимости, со штатным расписанием), в СМИ замелькали некие призрачные «активисты народнага сходу» в регионах. То есть понадобились средства для создания такой сети. Естественно, смастерили сайт, который также нужно содержать. Наконец, печатная продукция (листовки, баннеры, плакаты и т.д.) с призывом прийти на мероприятие, обещавшее стать апофеозом оппозиционного движения этой осенью. О том, что деньги были именно распилены без всякого практического результата, говорит следующий факт. Буквально накануне на интернет-форумах появились гневные записи посетителей, возмущавшихся отсутствием какой-либо мобилизационной кампании накануне акции. В ответ, для отмазки, на оппозиционных сайтах были размещены фотографии агитационно-пропагандистской продукции, выпущенной специально под «сход». Но кто видел всю эту макулатуру в реальности? А сколько таких листовок прошло по финансовым документам и было оплачено за счет полученных из-за рубежа грантов? Десятки или сотни тысяч?

Один из организаторов провального мероприятия Геннадий Федынич сказал, что они оказались в гетто. Что же, он прав. Но каждый сам для себя создает собственное гетто, которое ограниченно индивидуальными страхами и стереотипами, предрассудками и комплексами. Так и наши оппозиционеры, отгородившись от остального общества, создали по-своему уникальное гетто. Довольно сытное и комфортное, но обитатели которого все больше теряют связь с действительностью, все меньше могут адекватно реагировать на то, что происходит вокруг. Поэтому на какую народную поддержку они рассчитывают?

В любом случае все эти «сетевые революции», «народныя сходы» (что они там еще придумают?) имеют большое положительное значение. Они, как пылесос, высасывают те пресловутые 80 миллионов евро, которые были выделены Западом на свержение конституционного строя в нашей стране. Деньги кончаются, а результата нет. Впрочем, это и есть достаточно позитивный и убедительный результат. Для самой Беларуси.

Когда я возвращался с этого провального мероприятия, рассуждая про себя о горькой судьбе неудачливых белорусских оппозиционеров, то проезжал мимо осенней ярмарки возле Дворца спорта. Несмотря на дождь, было многолюдно. Взрослые делали покупки, рядом резвились дети. Жизнь продолжалась, люди занимались своими проблемами, и им не было никакого дела ни до оппозиции, ни до ее призывов. Сход отдельно. Народ отдельно.

 

www


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста