| Источник

Про кресты и звезды

Крест

Наш читатель из Львова С. Феофанов пишет: «С детства я полагал, что мы, христиане, потому считаем своим символом крест, что на кресте был распят Иисус Христос. Однако я задумался над таким фактом. Христос встретился с Иоанном Крестителем еще до своего распятия. Последний крестил в реке людей и посвящал их в свои идеи. Какое-то время Иисус оставался с Крестителем, почерпнул у него многое. Собственно, с этой встречи Он и перестал быть прежним юношей, прилежным иудеем, а стал таким, каким Он нам и известен. Иоанн Креститель открыл Иисусу истину. И Его крестил. В общем, получается, что люди крестились еще до распятия Христа. Как это понимать? Откуда тогда крест стал символом христианства?»

Прежде всего должны сказать, что под крещением тогда понималось принятие обряда в воде (посвящение в веру Иоанна Крестителя, модификацию иудаизма, и Иоанн, создатель известной тогда секты, действительно оказал огромное влияние на представления Иисуса своими революционными воззрениями, был по сути Его духовным отцом, Учителем), и крест тут, видимо, не фигурировал.

Что касается самого креста, на котором был распят Иисус Христос, то, по мнению современных немецких ученых, проводивших исследования в Палестине и Израиле, он был скорее не в форме собственно креста, хорошо нам знакомого, а в форме так называемого «Андреевского креста», то есть буквы Х. Во всяком случае, в рассматриваемую эпоху в Римской империи практически все кресты для распятия изготовлялись именно в форме буквы Х, так как именно эта форма наиболее «подходит», что ли, нуждам палачей: обеспечивает надежность казни. Плюс изготовление такого креста более просто и обходилось казне дешевле. Плюс другие нюансы. При раскопках, относящихся к той эпохе, археологи обнаруживали и сами распятия, и их изображения именно в букве Х, но «традиционного» креста не было найдено ни разу.

Если это верно, то тогда получается, что правильнее креститься иначе: по кресту в форме буквы Х («Андреевскому»).

Но дело, собственно, не в этом. Крест был талисманом многих народов еще задолго до Христа. Известнейший историк и исследователь оккультизма и мифов Чарльз Уильям Гекерторн (живший в XIX веке) в книге «Тайные общества всех времен и народов» пишет, что, например, еще в Древнем Египте «египтяне надевали на шею своим детям и больным маленькие крестики» (crux ansata). Что другие народы усвоили себе этот обычай, и крест сделался знаком, которому приписывали вечную жизнь. Также Гекерторн сообщает, что даже в далекой Древней Индии у верующих задолго до Христа был обычай знамения креста (то есть креститься), который — цитирую — «в самых древних нациях был символом вселенной в силу того, что указывает на четыре страны света; и храмы воздвигать по крестообразному плану относится к такой древней эпохе, что она совпадает с возникновением самой архитектуры».

Вот откуда крест стал символом христианства, а не от распятия. Но крест не являлся символом христианства примерно до 300-400 гг. У ранних христиан был совсем иной символ — звезда.

Звезда

Именно так: истинным и исконным символом христианства является звезда. Крест в качестве символа христианства был принят гораздо позже и придуман в Европе, так как эта звезда была еврейского происхождения. А все до одного первые христиане на протяжении минимум более века были только евреи.

Антон Первушин в книге «Оккультные тайны НКВД и СС» («ОЛМА-ПРЕСС», 1999, с.14) пишет: «… эта пентаграмма в ранней христианской символике олицетворяла пять ран Иисуса или, в числовом толковании, двойственную природу Христа: божественную и человеческую. По концам пентаграммы расставлялись еврейские буквы «йод», «хе», «шин», «вав» и «хе», составляющие имя Иисуса».

Эта звезда была принята изначально как символ христианства апостолами, и считалась таковым, подчеркну, ВСЕМИ апостолами Иисуса и ВСЕМИ евангелистами (авторами Евангелий). Никакого креста как символа Веры они не знали, о нем как о символе Веры ни словом не говорится в Евангелиях, как и том, что христианину нужно креститься. По сути вещей, традиция креститься — это ересь, так как не от Библии и не от Бога, а самодеятельность римлян. Была только звезда апостолов и Иисуса, звезда с именем Спасителя на еврейском языке. Данный Христом символ Веры для всех Его последователей.

Иначе и быть не могло, ибо христианами были только евреи, все апостолы и евангелисты были евреями, иудеем был и сам Иисус (Иешуа). Им, кроме еврейского, никакой иной язык не был нужен, а часто и не был понятен. Мало того, по их «патриотическим» представлениям, оформленным в Библии, сам Творец знает только один язык — еврейский, так как выбрал евреев как единственный народ Земли, который Он, Творец, ведет к свету. То есть, по их иудейским представлениям, Бог якобы вообще не в состоянии понять и слышать иной язык, кроме еврейского. Многие или не помнят, или не хотят помнить, что и сам Иисус, и все апостолы и евангелисты были В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ иудеями Израиля (не язычниками), а уж во вторую — последователями Христа. Советую почитать Библию, в ней только про евреев и написано, других людей там нет, они — мусор для Бога. Другие народы если и упоминаются, то только как враги, которых карает Творец.

Я понимаю, что авторы Библии — вполне обычные люди, патриоты Родины. И, скажем, если бы Библию писали летописцы Московии эпохи Ивана Грозного, то там врагами Бога были бы татары, Бог бы помог московитам уничтожить и сжечь Новгород, наслал тьму и дождь из лягушек на Смоленск, Киев и Минск, с которыми воевала Москва. В общем, все были бы «прокляты» Богом, как это и есть в современных учебниках российской истории и в текстах Библии по отношению к соперникам иудеев. Фокус в том, что Иудея и Москва в это верят (каждая в свое, конечно). А другие не верят. И как отделить в Библии действительно Божественное от шовинизма? Вот вопрос всякому ее читателю. Ассоциации с Москвой потому сильны, что в СССР история СССР подменялась историей Московской области, как в Библии история Цивилизации подменяется историей еврейского народа. Везде тот же принцип, далекий от истины.

Куда же звезда делась потом?

А туда же, куда делось все остальное иудейское в сути Веры. Еврейские имена Иешуа, апостолов, евангелистов и персонажей Нового Завета были заменены на греко-латинские. Соответственно, «неуместен» стал и сам символ христианства в Европе, имеющий в себе еврейские буквы, составляющие имя Иисуса на Его языке. Сия правка, надо думать, вводилась уже или при жизни апостола Павла (Шаула Ха-Тарси) или позже, когда вопреки воле, убеждениям и пониманию Веры апостолами Павел, живший уж после смерти их всех, предложил принимать в христиан и неевреев. За это его и стали называть в Европе апостолом, хотя у христиан Израиля его таковым не считали, да и к Иисусу Христу Шаул Ха-Тарси не имеет никакого отношения (видел Иисуса только якобы во сне — только с его слов, так как родился уж после События и после смерти всех ДЕЙСТВИТЕЛЬНО апостолов, учеников Христа). Фактически, апостол Павел апостолом и не является, так как жил в другое время, гораздо позже. Иисус себе сам выбирал апостолов, а тут неизвестного Иисусу Павла приписали к списку. Большая разница.

Ситуация будет более понятна современному человеку, если вспомнить место маленькой вассальной Иудеи в огромной Римской империи. Если бы, скажем, эти события происходили сегодня где-то в России, то первоначально все должно было бы разворачиваться, скажем, в крохотной мусульманской республике Кавказа. Там появляется Мессия, который зовет народ к «Новому Израилю» (то есть новой республике Кавказа) как к идеалу Новой Мусульманской Жизни. Он предлагает ряд революционных духовных ценностей, является уточнителем Корана, перед гением которого мудрости Корана меркнут. Ортодоксы губят Мессию, мусульманский народ расколот надвое: одни по-прежнему верят в Коран, другие верят в Мессию и модернизацию ислама. И тут появляется кавказский апостол Павел (какой-нибудь Рафик или Муса), который предлагает не считать эту новую веру только для мусульман, а распространить ее по всей России. В итоге кавказские имена Мессии, его апостолов и евангелистов переделывают в русские, вера видоизменяется на российский манер, Коран как дополнение к новой вере адаптируется под русских, и сам символ веры, имеющий в себе кавказские буквы, тут неприемлем — он чужд для русских. Поэтому им дается новый символ, без «кавказской экзотики». Языком Веры делается русский (аналог латыни), а язык Мессии (еврейский или кавказский) вообще никто учить не собирается. Снова шовинизм, создающий Великий Миф.

Хотя вот Маяковский писал, что выучил русский только б за то, что на нем говорил Ленин. А истинный христианин выучил бы еврейский только за то, что на нем говорил Иисус Христос. Вместо этого учили латынь, будто Иисус обращался к людям на латыни. Возможно, Он и знал римский язык, но он не был Ему родным, а был чужым и ненавистным — языком оккупантов и палачей. А языком друзей, языком семьи, языком апостолов и своего народа Иисусу был другой. Еврейский язык.

Поражает, что антисемиты молятся Богу, который является евреем. Это еще один парадокс, нечто вне логики и понимания. Как можно молиться Иисусу и одновременно не желать знать больше о Нем, то есть быть ближе к Нему, — это непостижимо. Кто к кому идет — человек к Богу или Бог обязан подстраиваться под политические воззрения и невежества иной губернии, причем воззрения, унижающие Его национальность, Его родных, Его апостолов? Говорят: это адоптация веры под традиции данного региона. Но эта адоптация — и есть уже ересь!

Богородица жила в Казани или в Москве? Нет. С какой же стати с этой иконой русские в войну шли против немцев, итальянцев, румын? И икона чудеса показывала. Или враги не верили в Деву Марию? Но у каждого итальянца, румына на груди иконка, и они только Богородице и молились, и там свои чудеса были, русские от них бежали. Все это нелепо, хотя бы потому, что Богородица была не русской и не румынкой, а еврейкой, а тут как раз и бушевали недавно еврейские погромы. С какой стати Ей принимать ту или эту сторону в кровопролитии христиан, да еще себя Казанской называть — в честь допотопной победы Московии над Казанью? Какое отношение захват Казани имеет к Богу? Да никакого. Бог вообще отвергает насилие, а если иконы, еще и чудотворные, Богу посвящают по факту насилия и кровопролития, военных побед и массовых убийств, то это означает полное непонимание сути христианства.

С таким подходом США, сбросившие атомную бомбу на Хиросиму, могли создать икону Хиросимской Богоматери (как аналог Казанской) и носить ее перед собой в войнах в Ираке, Югославии, Афганистане, Вьетнаме. Чтобы чудеса показывала во славу политиканов США. В России (как, впрочем, и везде) не понимают, что это абсолютно то же самое. Что грязные руки и грязные умы Богородицу делают соучастницей убийств. Это ли — от Бога? Или это от Сатаны? Скорее от скудоумия.

Что касается звезды, то — почему и нет? — можно и «звездиться». В романе Войновича «Москва 2042» новые коммунистические попы звездятся и носят на груди звезду с изображением Спасителя. Возможно, Войнович сам не знал, насколько близок он был к истине. Пятиконечная коммунистическая звезда тоже происходит от евреев, это типичный символ вообще тайного знания и тайной веры, а именно таковой и являлось христианство в первые века своего существования. А к большевикам звезда попала от масонов, о чем мы уже рассказывали в газете. И эту звезду масоны как раз, судя по всему, и взяли от отвергнутого исконного христианства, при этом тоже все «адаптировав» для своих нужд.

Звезда Давида

Два слова о символе иудеев. Сейчас в Израиле два перекрещенных треугольника подают как якобы древний символ еврейского государства. Это очередной миф. Вот что пишет Чарльз Уильям Гекерторн в упоминавшийся выше книге, изданной в России в 1876 году (цитирую по репринтному изданию): «Каббалистические идеи распространились повсеместно. В средние века мы встречаем их в множестве странных обычаев и обрядов. Здесь я упомяну только об одном, который объясняет знак, до сих пор употребляемый в некоторых странах европейского материка. Двойной треугольник считался иудеями кабалистическою фигурою, которой приписывали силу отвращать огонь. Поэтому в средние века германские жиды ставили треугольник над входом в свои мастерские и фактории. Впоследствии это обыкновение ограничивалось одними пивоварнями. Теперь треугольник есть знак портерной».

Вот так. В 1876 г. Гекертон и предположить не мог, что в ХХ в. появится государство Израиль с гербом, который во всей Европе веками был знаком трактиров и забегаловок, причем, не обязательно еврейских.

Сей знак был «реанимирован» под новым соусом на рубеже ХХ в. сионистами, и его прежнее значение их не интересовало. Так же и крест был «реанимирован» под новым соусом европейцами в Римской империи — как новый знак христианства.

Поистине, символы — это нечто большее, чем просто знак. У них особая жизнь. Почему вампир, следуя моде Голливуда, обязан бояться креста? Ведь истинный символ христианства — это звезда! Получается, из-за того, что просто в крест верят. А из этого истекает, что таким символом может быть что угодно, любое сочетание палочек, черточек и иной геометрии. Сила не в них, не в «кресте живородящем», как у нас в литературе и кино не раз ошибочно говаривалось, а в душе нашей живородящей и светлой. Она придает силу палочкам и черточкам, а не они ей.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста