Человек, набравший в Яндексе однословный запрос «Гиперборея», обычно попадает в книгу Валерия Демина, находящуюся в библиотеке Мошкова (потому что у lib.ru высокие позиции). А там рассказывается, что Гиперборея была открыта экспедицией Демина в конкретный день августа 1997 года. Так начинается первое знакомство с темой — сразу с первой неправды.

Закат в Хибинах

Закат в Хибинах.

 

Лабиринт на острове Олешин Кузов

Лабиринт на острове Олешин Кузов.

Гиперборею никогда не открывали в буквальном смысле — как Трою. То есть на ее территории не было археологических раскопок, не считая ковыряния в поверхностном слое в стиле археолога Александра Брюсова, брата поэта-символиста Валерия Брюсова, который в лабиринте Большого Заяцкого острова раскопал каменное сооружение в центре, ничего не нашел внутри, а вынутые камни бросил у входа в лабиринт. Там они до сих пор и лежали, когда я побывал там в 2009, то есть примерно сотню лет спустя.

Даже наоборот подземные города Гипербореи в Ловозерских тундрах, в Мурманске и окрестностях, в приграничном с Норвегией местечке Лииннахамари практически «зарывали», то есть взрывами заваливали входы. Разумеется так действовали наши спецслужбы. И было это уже в послевоенное время.

Фотографировал я такой заваленный вход и под Вороньим камнем. Но смотреть там в общем-то нечего, и лучше я уж сам Вороний камень покажу, тем кто не видел.

Вороний Камень

Вороний Камень — расколовшийся визир древней гиперборейской обсерватории в черте нынешнего Мурманска.

Экспедиции на поиски Гипербореи — Меркатора, Визе, Рерихов, Барченко, Аненербе — первоначально искали не доказательства существования самой этой страны — в подобном никто из их организаторов не сомневался. Они искали знания древних — магические или технологические. Только начиная с конца 90-х годов XX века появились гиперборейские экспедиции, главной целью которых было потешить тщеславие их участников. В середине нулевых они стали для некоторых наиболее активных искателей еще и бизнесом.

В промежутке были робкие научные исследования, к примеру, изучение мегалитов Кузовского архипелага экспедицией Карельского историко-краеведческого музея под руководством Ивана Мулло в 60-е годы.

Некоторые ученые исследовали пути миграций ариев — те, кто напрочь не верили в то, что они спустились с Гиндукуша. Три наиболее известных фамилии таких исследовательниц — Гусева, Жарникова, Кузьмина.

В 2008 году в издательстве «Летний Сад» вышла книга Кузьминой Е.Е. «Арии — путь на юг» как итог ее полувековых исследований, но там — только про миграции ариев, начиная от Аркаима и до Ирана с Индией. По сути это уже имеет косвенное отношение к Гиперборее. К тому же под занимательной обложкой обнаружатся орнаменты, керамики и т.п. Книги Натальи Гусевой, особенно посмертное издание «Арии и древнеарийские традиции», читаются гораздо легче.

Однако проблема с глупостью ученых — это проблема глупости вообще, когда в определенных ситуациях люди оглупляются или дают себя оглуплять. Мы наблюдаем, что замкнутые и одинокие люди подвержены этому недостатку реже, чем склонные к общительности (или обреченные на нее) люди и группы людей. Поэтому глупость представляется скорее социологической, чем психологической проблемой. Она не что иное, как реакция личности на воздействие обстоятельств, побочное психологическое явление в определенной системе внешних отношений. Легко понять какие отношения и какие внешние обстоятельства соответствуют научным степеням, должностям и деньгам, полученным на ниве ложной исторической парадигмы. Преодолеть подобную глупость можно не актом поучения, а только актом освобождения. Однако подлинное внутреннее освобождение в подавляющем большинстве случаев становится возможным только тогда, когда этому предшествует освобождение внешнее; а пока оно не произошло, лучше оставить попытки воздействовать на глупца убеждением.

Внешнее освобождение доктора философских наук Валерия Демина произошло насильственно. После опубликования его первых книг о Гиперборее, он был уволен с работы в университете и оказался свободным писателем. Впрочем, не бедствовал. Его жена занималась сетевым маркетингом, а сам Валерий Никитич клепал одну за другой книги о Гиперборее, каждая из которых на 70% повторяла предыдущую (в его библиографию в Википедии я вписал только одну из них, но формально говоря — их десятки).

Но Демин в конце девяностых оказался в сложной ситуации. Он перелопатил огромное количество источников, которые могли бы бросить свет на проблему Гипербореи, но у него не было никаких материальных доказательств. Однако у него были имя и связи. И пара человек — морской офицер Игорь Боев и религиовед Евгений Лазарев — решили использовать его как свадебного генерала. (Впрочем, в этой истории фигурируют два Лазаревых. Другой Лазарев — Олег — не родственник Евгению).

В Мурманске с начала 90-х существует студия «Ариадна», основной целью которых служит развитие способностей человека. Одна из них — хождение по информационному следу. А как интересное применение этой способности — поиск артефактов Гипербореи и их интерпретация. Сейчас по итогам последних полутора десятилетий понятно, что наибольшее количество гиперборейских открытий сделано именно «Ариадной».

Олег Лазарев, мурманский кинооператор, путешествовал по Кольскому полуострову и снимал видовые фильмы. Среди них я смотрел «Хибины», «Сейдозеро» и «Панские тундры». Но это сейчас почти любой человек может снять видовой фильм на цифровую камеру, перемонтировать, положить на нее звуковую дорожку. А в середине девяностых это было доступно только профессионалу с камерой. Поэтому фильмы Лазарева охотно смотрели и соответственно их охотно показывало мурманское ТВ. Фильм «Сейдозеро» содержал много кадров типа тех, что опубликованы здесь. Его посмотрел по местному ТВ-каналу базирующийся в Североморске Игорь Боев, и у него возникла мелкая мысль предложить эти артефакты Демину, став одним из открывателей Гипербореи.

В итоге летом 1997 года Демин сидел в палатке у подножья горы Нинчурт, что находится рядом с перемычкой Сейдозера, Боев угощали его полярным напитком «шилом», а потом они с Евгением Лазаревым шли выше и фотографировали некоторые известные артефакты горы Нинчурт. Демин на радостях, что дожил до подтверждения своих идей в очень эмоциональных выражениях описывает события тех дней. А Евгений Лазарев очень любит рисовать. Впоследствии это оказалось полезно, когда он сделал рисунок гиперборейской кузницы под Мурманском, устройство которой, глядя на нее в натуре, труднее понять, чем на его рисунке из журнала «Наука и религия». А тогда он использовал свою любовь к графике, чтобы превратить одну из каменных колонн, лежащих на развалинах гиперборйского замка на Сейдозере в инструмент пригоризонтной обсерватории типа обсерватории Улугбека. Каменную колонну я видел на фотографии, а обсерваторию Улугбека — вживую. Вроде бы друг друга они ничем не напоминают… Вероятно, «официальное» открытие Гипербореи началось не только с подлога первооткрытвательства, но и с фактических натяжек. Недаром приятель из дирекции журнала «Вокруг света». которому я предложил написать статью про Гиперборею, ответил согласием, но подчеркнул, что не доверяет книгам Демина. Имеет право не доверять, да и вообще события показали, что искатели Гипербореи имеют основания не доверять друг другу.

Начинать историю нового открытия Гипербореи уместно с самого южного крупного собрания сейдов — с Воттоваары. Начиная с 1978 года, Сергей Симонян начинает постоянно ходить на гору Воттоваара, осознает, что ее камни представляют собой историческую ценность. До 1990 года он тщетно пытается привлечь внимание специалистов к Воттовааре и сохранению ее культовых памятников.

Летом 1990 года поблизости работает археологическая экспедиция. Там Симонян знакомится с Марком Шахновичем, привозит его на Воттоваару. Внешне сейды на него не произвели впечатления. Во всяком случае он пытался убедить, что камни эти природного происхождения, а если и стоят на «ножках», то в результате выветривания или вымывания грунта.

Оказалось, что как человек, бесспорно, умный, Марк сразу понял, что свалилось ему в руки, и как это пустить в оборот. Через пару лет он уже рассказывал СМИ, что за семь лет деятельности археологической экспедиции Карельского краеведческого музея (1987-1993) наиболее значительным событием было открытие Шахновичем летом 1992 года неизвестного ранее культового памятника на горе Воттоваара.

С такой ярмарки тщеславия началось новое открытие Гипербореи и ею продолжилось. Самый пиковый случай произошел уже в нулевые годы на съемках документального фильма о древней пригоризонтной обсерватории, расположенной примерно в 30 км южнее Мурманска. Тогда создатели картины попытались приписать себе открытие этих артефактов, полностью оттеснив из кадра студию «Ариадна», которая выполнила почти все работы по поиску объекта и его интерпретации, а также выступила в качестве проводника при доставке съемочной группы на место.

Но было там много всего, что осталось за кадром. А пиковым этот случай можно называть вот после чего. Оператор «Ариадны» Олег Лазарев отснял первый день экспедиции, пришел домой, по заведенной привычке сразу сбросил результат в компьютер. Далее к нему пришли представители компании, затеявшей этот фильм, чтобы выманить Олега из дома с аппаратурой, попросив что-то доснять. Позднее он очнулся в своем подъезде с разбитой мордой и без камеры (с носителем информации). Олег никого не винит из-за того, что дал себя напоить. Но в контексте общего скандального поведения съемочной группы эпизод выглядит как часть ее грязной игры.

В своей последней прижизненной книге Демину нечего было предъявить нового в части артефактов, и он приписал открытие пригоризонтной обсерватории на пирамидах в центре Кольского полуострова себе и своей экспедиции «Гиперборея» вместо реальных открывателей Лидии Ефимовой и экспедиции «Ариадна».
[ad#postinsban]
Кстати, и Чудинову, Демину шутники подсовывали фальшивки, и оба мужа легко на них покупались.

Член группы «Космопоиск» сходил волонтером в экспедицию с Лидией Ивановной и издал статью, где приписал результаты экспедиции «Космопоиску».

Есть такая книга «В поисках Гипербореи». В 2006 году в одном из издательств она вышла за авторством Вячеслава Токарева, в другом за авторством Сергея Голубева. На обложке первого издания этой книги оба автора значатся вместе. Как можно было понять из их публичной разборки в сети вконтакте, оба автора, разойдясь во мнениях, переиздали одну и ту же книгу каждый под своим именем.

Голубев, вероятно, человек, действительно сделавший гиперборейские находки. Но в последние годы, после того как Гиперборея стала для него бизнесом (а он организует коммерческие туры к ее артефактам), его поведение порой напоминает одну цитату из «Ходжи Насреддина: «Соперничавшие минуту назад во взаимопревознесениях и похвалах, они теперь осыпали друг друга злобной руганью. Так часто бывает с людьми, когда между ними оказывается кошелек». Собственно была у него и попытка собрать компромат на Лидию Ефимову, причем исключительно после того, как та тоже стала водить коммерческие туры и стала конкурентом.

Ну а публичная переписка Авакяна и Чудинова, главных клоунов среди искателей Гипербореи, вообще напоминает развлечение сетевых троллей. Сайт «Луркморье», который глумится на всеми, даже над христианским мучеником Даниилом Сысоевым, именно в лице Чудинова, кажется, нашел своего героя.

Петроглиф на древней дороге

Петроглиф «Плечом к плечу» на гиперборейской дороге (Кольский полуостров). На этом камне отправлявшиеся на охоту люди (I-V тыс. до н. э.) клялись быть в этом походе как одна команда (аналогично мушкетерам Дюма, клявшимся «один за всех, все за одного!»).

Нынешние искатели Гипербореи в целом держатся как одна тусовка, упоминают друг друга, но они страшно далеки от того, чтобы быть единой командой. Скорее тут применим театральный термин (самоназвание) «террариум единомышленников».

Беда в том, что если они найдут что-нибудь действительно интересное, то общество на это посмотрит уже через призму их соперничества. А у того, кто трепещет от тщеславия, нет сил делиться, нет щедрости, нет милости.

Все великие принимали как данность, что их мнение может придти в голову любому. Если кто-то действительно выше других, он в первую очередь поверит в равенство. А (псевдо)многозначительный сайт Прохорцева не делается великими…

Обескураживает вандализм искателей Гипербореи. Мурманский докер Леонид Ершов переложил новыми камнями все известные лабиринты Кольского полуострова, нарушив исходные памятники. На Вороньем камне Ершов удалил из щели (см. фото выше) обломки, доказывавшие, что камень разрушался естественным путем. И на это сразу же купился Эрнст Мулдашев. Люди группы Трошенкова сбросили два визирных камня с древней обсерватории Вороний камень, чтобы разрушить открытие, которое является визитной карточкой конкурирующей группы «Ариадна». Я (москвич) вместе с туристом из Вологды подняли и установил оба камня на место, исправив то, что натворили в своем городе мурманчане.

 

www

Читать далее


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста